Выжженное детство 11

Выжженное детство

Солдаты брали нас на руки и плакали вместе с нами.

Семьдесят пять лет прошло с тех пор, как закончилась Великая Отечественная война — самая кровопролитная по числу жертв среди мирного населения. Прошла жизнь целого поколения. Осталось совсем мало тех, кто может лично рассказать нам об увиденном и пережитом во время войны.

Но, кроме тех, кто был взрослым и воевал на фронте, был в тылу и работал на заводах, сражался в рядах партизан, есть ещё “дети войны”. Сейчас это уже наши бабушки и дедушки. И если есть рядом с вами такие люди, то не упускайте возможность поговорить с ними и выслушать их рассказы.

У каждой семьи есть своя сокровенная история. Кто-то вспоминает её, собираясь в кругу близких на девятое мая, кто-то – у могилы погибших близких или по пути на “Кургана Славы”.  

Дети войны, возможно, не вспомнят всё свое детство, но те ужасы, которые им пришлось пережить — голод, холод, болезни — они не забудут никогда. Но ещё большим горем для детей войны было расставание с родителями. Такой человек есть и у меня в семье. Я хочу рассказать о своей бабушке Петровской Валентине Фёдоровне – бывшей малолетней узнице концлагеря Освенцим.

Ее семья из деревни Изохово Витебской области. В семье было четверо детей – Александр (1932 г.р), Лидия (1937 г.р), Валентина (1940 г.р) и, родившийся перед самой войной, Толик. В начале войны войсковая часть ее отца попала в окружение, однако ему удалось пробиться к партизанам. Мама помогала подпольщикам, но основной обязанностью оставалась забота о детях. Семьи партизан при немцах жили в постоянном страхе. Мать с четырьмя детьми вынуждена была скрываться в лесу. В 1943 году, во время карательной операции против партизан, ее мать с детьми была схвачена и выдана полицаям. Их пригнали в лагерь “Пятый полк” в Витебске. Оттуда  в начале сентября бабушку с семьёй погрузили в товарный вагон и повезли в неизвестном направлении. Позже оказалось, что в Освенцим. Когда они приехали, то услышали лай собак и немецкую речь. На руках детей и матери выбили номера, постригли и отправили в бараки. На нарах лежало по 5-6 человек. Каждое утро строились на плацу, и немцы выбирали самых слабых. Потом их больше никто не видел. Младшего брата Анатолия забрали у мамы, потому что он заболел. По словам матери, сожгли его в крематории. Вскоре и остальным детям пришлось расстаться с матерью – в декабре 1943 г. Детей с матерями выгнали из бараков и сказали, что поведут в баню. Когда детей начали загонять в помещение силой, матери поняли — у них отнимают детей. Стоял дикий плач и визг. Мама кричала Саше, чтобы от не потерял сестёр.

После этого детей отвезли в Потулице. Там были дети разного возраста, спали все на полу на матрасах, а одиннадцатилетнему Александру пришлось быстро повзрослеть: он присматривал за младшими сёстрами и мужественно вытерпел все унижения. Моей бабушке запомнился жестокий надзиратель – пан Ёпек, который бил детей за малейшую провинность.  Многие дети болели: у одних была рвота, многие были покрыты болячкам. Сестре Лидии разрезали щёку, что делали и для чего, они не знали. Этот шрам остался на всю жизнь. У детей брали кровь для немецкого госпиталя неподалёку. Мальчиков постарше забрали на работу. Валентина не видела Сашу до 1946 года. Осенью 44-ого их перевели в концлагерь Константинув. Здесь тоже почти все дети болели: трахома, чесотка. У Валентины на затылке была огромная болячка, а Лида заразилась трахомой. Глаза ещё долго болели после войны.

Освобождение пришло к ним в январе 1945 г.  Дети, стуча колодками, выбежали на улицу и вместо надзирателей увидели советских солдат. «Они брали нас на руки и плакали вместе с нами», -вспоминает Валентина Федоровна.  Лида и Валя оказались в детдом под Рязанью. Но ещё одно испытание ждало сестёр: они не могли найти свою мать. В детдоме они могли остаться сиротами или попасть в приёмную семью. Местная жительница хотела забрать сестёр, на что Лидия серьёзно заявила: “Мы будем искать нашу маму! Мы найдём её обязательно!”. C матерью и братом Сашей Валентина увиделась только через год. Но счастье омрачила печальная новость: отец погиб на фронте в 1943 году. Матери пришлось снова страдать, воспитывая детей одной. А они старались её радовать, помогали ей. Сёстры стали учителями.

Даже по прошествии стольких лет тема о войне, о жизни и смерти в годы нацизма, вызывает сильнейшую боль в душе и страшные картины из детской памяти узников концлагерей.  Жизнь бабушки – это ежедневник, в котором нет десятка страниц под общим названием «Детство». Его забрала война. И до тех пор, пока из поколения в поколение передается память о годах войны, есть шанс, что подобное не повторится. 

Добавить комментарий