lenin

История одной практики: СССР распался, а «совок» остался

Распределение – вещь суровая. Посему избалованную столичной жизнью студенческую психику нужно готовить к столь тяжелому испытанию заранее. Примерно с такими мыслями я писала заявление на практику в районную газету. Условно назовем ее «СП». Роковым образом на моё решение повлияли ещё три факта:

  1. в редакции работает моя бывшая одногруппница и по совместительству хорошая подруга;
  2. газета находится в Брестской области, а это какой-никакой, но Юг;
  3. В Министерстве информации «СП» дружно окрестили худшим районным изданием Беларуси, а значит где-где, а там мой «журналистский талант» точно будет востребован.

Моих дум высокое стремленье неожиданно поддержал студент 4 группы 4 курса Руслан Игнатович. С камерой и микрофоном наперевес мы отправились в провинциальный город, дабы выполнить свой долг журналистский перед родиной многострадальной.

Итак, с 1 по 28 сентября мы проходили производственную практику в «СП». Редакцией оказался одноэтажный кирпичный дом с удобствами на улице и живописным яблоневым садом – романтика! Весьма сдержанно со словами «главный редактор сейчас в отпуске, погуляйте ещё неделю» нас встретила ответственный секретарь газеты. Разумеется, нам это было на руку, ведь не зная города, мы бы не смогли предложить ни одной темы для материала.

Присмотревшись к райцентру и её жителям, было решено начать с соцопроса на тему инфраструктуры развлечений. Кроме текстового варианта соцопроса, в благородных целях (посещаемость сайта «СП» составляет 8 человек в день) мы сняли видеосюжет для онлайн-версии газеты. Однако повысить популярность «СП» в интернете нам не удалось: отдохнувшая и готовая к новым журналистским победам, из отпуска вернулась главный редактор издания.

Посмотрев наш ролик, где местная молодёжь критикует городские власти за недостаток мест отдыха в родном городе, вмиг побледневшая главред заявила, что в сюжете «нет ничего такого». Как вы поняли, это значило, что на сайте видео появиться не должно. «Раисполком наругает», — как-то безучастно подумалось мне. Руслан долго тряс флешкой перед носом редактора и сыпал весьма убедительными аргументами в пользу видео, но силу они, увы, не возымели.

Та же участь постигла текст. «Нужно было подольше говорить с опрашиваемыми. Задавать им наводящие вопросы. Вот, например, парень говорит, что у нас негде заниматься спортом. Почему вы не спросили: «А как же ФОК?!» — «Но ведь это же не интервью, а соцопрос!» — парировали мы. Со страдальческим выражением лица главред выдала последний аргумент: «В вашем соцопросе нет ничего такого!»

Урок первый: делая соцопрос, нужно задавать такие вопросы, которые выведут человека на нужную газете мысль.

Дабы мы больше не брали инициативу в свои бесталанные руки и не слонялись по городу с камерой, главред поручила нам сделать материал о комендантском часе для подростков.

…Капитан милиции, словно школьник, долго и мучительно вспоминал подробности нового закона, подсматривал в шпаргалки на компьютере, а потом неожиданно предложил нам отправиться в рейд по неблагополучным семьям. Вспомнив слова главного редактора о том, что в районе нет пьянства и сиротства, мы, естественно, согласились.

Из рейда был привезён второй видеосюжет. Признания С.Н., как понимаете, он также не получил, ибо в нём «не было ничего такого». «Ничего такого, чтобы Вы остались в своём кресле?!» — взревел мой разъярённый одногруппник. Главред инфантильно пожала плечами: «Ребята, напишите лучше очерк, в котором главные герои становятся на путь исправления!..»

На следующий день очерки лежали на редакторском столе. Дальнейшая их судьба неизвестна.

Урок второй: никогда не снимать видео о том, как плохо живётся людям. И вообще никогда не снимать видео. Лучше написать жизнеутверждающий очерк.

Кажется, я вплотную подошла к кульминационной части своей практики. Точнее, к её апогею. По всей видимости, главный редактор газеты «СП» долго размышляла над тем, в какое русло направить наши неуёмные и не в меру пытливые умы. Тёмные думы С.Н. озарила идея: «Студенты, я придумала вам задание. Напишите о концерте, который состоится в Доме культуры в честь 10-летия БРСМ».

К сожалению, даже с такой примитивной задачей мы не справились. Написав вполне себе нейтральный репортаж о мероприятии заведомо унылом, мы упустили главное: «БРСМ – самая лучшая молодёжная организация нашей страны, в которой состоят самые активные и целеустремлённые члены». Ах да, на концерте выступала сама (!) заместитель председателя райсполкома, а мы забыли включить её бесценные изречения в свой никчемный материал.

Уверяю, в репортаже не было «ничего такого». Но не пустить в номер информацию о концерте, на котором распиналась заместитель председателя райсполкома, многоуважаемая С.Н. просто не могла. Материал был отправлен на переделку. Подписываться под восторженной одой мероприятию мы не стали. О том, что журналистика должна излагать факты, а не петь дифирамбы, о том, что нужно быть объективными и справедливыми, да и много ещё о чём мы говорили тогда в редакционном кабинете. Нас понял только кактус на столе.

Урок третий: любое событие, удостоенное вниманием райсполкома, – великий праздник, о котором нужно вещать в торжественной манере. Тем более, если это день рождения БРСМ.

После всего вышеописанного, в целях низких, мстительных и саркастических, мы вложили в уста одной из «опрашиваемых» по поводу комендантского часа следующие слова: «Хай не вераць дарослыя, што ў моцнай і квітнеючай Беларусі, дзе ўладарыць дабро і стабільнасць, па вуліцах ходзяць бандыты. Такое можа быць у Амерыцы, Еўропе, дзе заўгодна, але не ў нас».

С.Н. была счастлива. Хоть напоследок, да написали «что-то эдакое».

9 thoughts on “История одной практики: СССР распался, а «совок» остался

Добавить комментарий