Держись, держись за юбку…. 12

Держись, держись за юбку….

«Человек умирает тогда, когда умирает последнее воспоминание о нем».

Джоан  Роулинг

Почти каждый из наших предков прошел через страшные и мучительные годы войны…

Моя семья совсем не исключение, мой прапрадед Черняков Дмитрий Ефимович , ураженец небольшой деревни в Могилевской области, который был посмертно награжден двумя орденами «Красной звезды»  и множеством других наград, участвовав во взятии Кинесберга, прошел через многое, являясь членом независимой  организации «СМЕРШ», работникам НКВД, что получил две контузии во время боевых действий. И я лишь хочу почтить память о нем, даже не только о нем, о всей его семье, что пережила трагическое расставание в годы Великой Отечественной войны. С этой целью я уехал в Могилев, где живет моя прабабушка, чтобы перенять историю нашей семьи и никогда не забывать о ней, ведь мое поколение навряд ли сможет назвать имя или фамилию своего прадеда или прапрадеда.  А ценные воспоминания ,что хранят наши близкие, наверное, самое ценное что осталось от них. Память о прошлом, может дать толчок в развитии будущего, так разве нам надо забывать об истории нашей семьи? И вот моя прабабушка Галина, поведала мне историю, с которой я хочу поделиться с вами, в виде небольшого интервью…

« — Бабушка, расскажи, пожалуйста, о детстве дедушки…», — задал свой первый вопрос я.

— Честно сказать, своей историей детства он делился мало, но кое-что я все-таки знаю. Он был уроженец города Чаусы (Могилевская область), но проживал в деревне Теплое у своего деда, который занимался производством собственного меда. Свое детство он провел с двумя такими же сорванцами, как и он, сыновьями деда Дмитрием и Иваном. После переехал в Минск.

— Как Дмитрий Ефимович встретил свою любовь?

— Ооо, Антон, это история была удивительна и даже немного опасна. Познакомились они в эфире телепрограммы, Нина, а точнее, Янина в то время отвечала за телефонную связь в эфире. А папа был связистом, случайным образом он дозвонился в эфир, и вот там они и познакомились. Все закрутилось и завертелось, начался бурный роман, который вскоре мог навсегда оборваться. Дело в том что, мама была польского происхождения, ее настоящее имя Шабловская Янина Раймульдовна, а ты если знаешь историю, понимаешь что в 30-ые годы брак с полькой был невозможен. А отец работал в НКВД, и как только он сообщил о своем намерении жениться, то его сразу вызвали в специальный отдел, где поставили перед фактом. «Либо ты увольняешься, либо твоя будущая жена меняет имя и фамилию». Вот так из Янины она стала Ниной, а из Раймульдовны стала Романовной. И вот так этот брак смог состояться, а потом родилась я 22 июля 1934 года – слегка усмехается и одновременно улыбается бабушка. – А затем в 1939 году и моя младшая сестра Инесса.

— Бабушка, ты помнишь утро 22 июня? Расскажи, пожалуйста, о нем.

— Такое сложно забыть, помню те события как вчера, мы собирались ехать к бабушке, что жила на Грушевке. Но вдруг раздался тот самый телефонный звонок, что разделит нас с отцом на ближайшие 4 года. Началась война. Отца сразу же вызвали в отдел, и он нам сказал лишь одну фразу « Идите по московскому шоссе. Вас там заберут» .  И затем дверь громко хлопнула, и я больше его не видела. В это время начали бомбить Минск. Мы как можно быстрее собрали все самое необходимое и ринулись к шоссе. Было миллион машин! Все бежали из Минска, было страшно…  Мама стояла со мной и трехгодовалым ребенком на руках. Каждая из машин ехала мимо нас, а если останавливались, говорили что нет места, и спросите у другой машины позади. И началась бомбежка уже возле самого шоссе, повсюду крики, дым и море людей…  В такой толпе, мама лишь говорила мне « Держись, держись за юбку! Только не потеряйся!» Бомбежку мы переждали на каком-то кладбище, все что я помню там был очень сильный запах нафталина, как сейчас могу его чувствую. От Минска мы уже отошли далеко, на шоссе пусто, нас никто уже не подберет. Поэтому мы смогли переночевать в какой-то деревне  у добрых людей, что пустили нас бесплатно. Денег или золота при себе нет, и мы решили идти к нашей бабушке, которая жила на другом краю Минска на Грушевке. Мы нашли какую-то гору сандалий, когда дошли до Минска, переобулись и пошли дальше. Переночевали в каком-то дорогом доме, где накрывались шубами, но ничего не взяли, просто нет смысла, и так маленький ребенок на руках. Когда мы пришли к бабушке, ее дом был разгромлен бомбами, но нам повезло, к ее территории прилегал небольшой барак на две комнаты. Вот так мы и жили: взрослые рыли окопы, чтобы когда бомбили прятать туда подушки, куртки, потому что это просто могло сгореть. Ну, а потом начались совсем бои, особенно после убийства Кубе. Мы жили всегда в страхе не только от фашистов, что могли напасть, но и оттого что мы были семьей партийного, человека что работал на НКВД. Нас в любой момент могли сдать, но благо народ наш был дружным и честным. Мама очень часто говорила: « Во двор одним не выходить, и не с кем не общаться, сидеть в углу дома как мыши, и лишний раз не высовываться»

—  Бабушка Галя, а были ли у вас какие-то очень тяжелые моменты, что просто хотелось опустить руки? – задал следующий свой вопрос я.

— Конечно, были. Один раз, кто-то из прохожих продавал конину, ну, а мы в основном питались травой, щавелем, крапивой и супами. И вот за небольшую сумму денег мы смогли купить кусок конины, и сделать подобие рагу. Как сейчас помню его вкус, он был превосходен. То ли я давно нормально не ела мяса, питаясь одной травой. Но вот буквально через пару суток, мы заболели корью, нас положили в инфекционную больницу, совсем одних. Мама тем временем решила усердно поработать в три ночных смены, чтобы скопить деньги и порадовать нас небольшим круглым кусочком масла. Она пошла на рынок, купив самый большой, что только могла позволить себе. Но придя домой, ее ждало огорчение, когда  она разрезала его, внутри был вилок капусты обмазанный маслом. Обман. Терпели как могли, выживали…

—  И как долго вам приходилось закупать еду на рынке, где могли так просто обмануть?

— Ну, где-то через год, нам как семье партийного, который был на фронте, за его заслуги выдавали талоны в магазин, где мы могли покупать еду по скидке и не бояться обмана… Тогда же был дефицит всего: еды, воды, одежды. И мама говорила… » Если только люди сядут за стол и начинают есть, пулей лети домой, чтобы ты не видела что они едят… Ни в коем случае, бросай всякую игру и иди домой, это неприлично стоять и смотреть людям в рот», — это я запомнила на всю жизнь, до сих пор так делаю.

Так как в итоге сложилась судьба главных героев истории? Дмитрий Ефимович в итоге смог найти свою семью, забрав их жить на два года в отдельный двухэтажный особняк в Германии. История семьи, что была разлучена войной, продолжила идти своим путем и, вообще, это уже совсем другая история.

Добавить комментарий