История одной практики: "7 дней" длиною в месяц 13

История одной практики: «7 дней» длиною в месяц

В прошлом году я проходила производственную практику в редакции газеты «7 дней», ибо мне захотелось попробовать свои силы в большой и значимой столичной газете. Наслушавшись рассказов собратьев по университету о либеральном отношении к студентам в этой редакции, я уверенным и бодрым шагом направилась туда…

Как всё начиналось

Мы (я и ещё одна практикантка) пришли в редакцию как полагается — в понедельник к 9.00 утра. На вахте почему-то нас дико испугались: женщина за тумбой стала судорожно набирать номер телефона Натальи Здиславовны и с ужасом в голосе лепетать, что «тут какие-то девочки рвутся наверх!» Но, видимо, главный редактор не из робкого десятка, поэтому и разрешила нам пройти. Вахтёр махнула рукой в сторону лестницы и объяснила, где и куда нужно повернуть. Когда мы удалились в указанном направлении, за нашими спинами послышался облегчённый вздох.

В контраст нервной женщине внизу, Наталья Здиславовна Филипповская отнеслась к нам спокойно и даже дружелюбно. Сходу поинтересовалась, на какие темы нам бы хотелось писать. Девушка, с которой я пришла, не задумываясь, сказала «культура», что и стало её роковой ошибкой. Меня спасло то, что я в культуре не особенно разбираюсь и поэтому предпочитаю писать на социально-бытовые темы. Вторым вопросом на повестке дня был «а где же я вам столько руководителей возьму, когда все в отпусках?» Спустя несколько минут раздумий, главред написала что-то на бумажке и отдала её мне со словами: «Определю тебя к Маркиной, она как раз сегодня-завтра должна из отпуска выйти, ты позванивай ей». На этом мой первый визит в редакцию был окончен.

«Позвони мне, позвони…»

«Позванивать» пришлось довольно долгое время – целую неделю. В трубке женский голос на трёх языках упорно уверял, что аппарат абонента выключен, и совершенно не принимал мои возмущения по этому поводу. Я уже начала волноваться, что мне так и не удастся пройти практику в этом издании. Стала звонить в редакцию, где по одному номеру мужской голос уверял, что главный редактор у себя, а по другому, как раз номеру Натальи Здиславовны, противно и как-то угрожающе пищал факс. Всё это было похоже на какое-то шаманство. Когда я, уже по пути в редакцию, снова набрала номер моего руководителя, случилось то, чего я меньше всего ожидала – раздался её звонкий голос. Тамара Ивановна (так звали моего «начальника» на время практики) дала команду «кругом», и я побежала домой записывать подробности своего первого задания.

Снова в школу

А оно заключалось в следующем: необходимо обойти самые большие магазины Минска, где продают предметы гардероба и канцелярские принадлежности для школы, посмотреть на цены, сделать соответствующие выводы и написать материал на 6-7 тысяч знаков о том, сколько стоит собрать ребёнка в школу. Для достижения наибольшей объективности эксперимента мне нужно было собрать аж двоих школьников: мальчика-первоклашку и девочку-старшеклассницу.  Условно, конечно. Вооружившись стандартным журналистским набором (блокнотом и ручкой), я пошла покорять вершины ЦУМа и ГУМа.

Задание было стандартным для середины лета. Только ленивый не писал на эту тему. Но я всё же решила не ограничиваться одной математикой и добавить в материал чего-нибудь нового. В частности, основываясь на советах психологов, написала, как нужно выбирать канцтовары, учитывая возраст школьника и степень их удобности в применении. Старалась расписать всё до мелочей: какую лучше купить ручку, какие тетради, ластики, фломастеры, даже обложки. Затем, учитывая свои же советы, выбирала наиболее качественные и наименее дорогие варианты и в конце посчитывала сумму. Не обошлось и без соцопроса. В самих магазинах люди как-то не шли со мной на контакт, видимо, напуганные ценами, поэтому опрос пришлось проводить через интернет.

Самым сложным (хотя скорее просто нудным) было сопоставить цены и качество разных товаров. Два дня ушло только на то, чтобы вообще записать, сколько что стоит, а затем разобраться в этих бесконечных цифрах. Но терпенье и труд всё перетрут – поэтому вскоре всё было подсчитано, сравнено и описано в материале. Перед тем как отправить то, что у меня получилось, в редакцию, я всё же решила одним глазком просмотреть, сколько же денег предлагают потратить другие государственные СМИ на школьников. Честно говоря, была удивлена, потому что их подсчёты называли сумму раза в 3 меньшую, чем получилась у меня. Учитывая то, что участвующие в соцопросе родители во всех случаях тратили намного больше денег, чем даже им предлагала я, у меня возникли некоторые сомнения в доброжелательном отношении многих СМИ к детям. Потому что за 300 тысяч рублей можно собрать школьника, покупая ему исключительно самые дешёвые и далеко не отличающиеся хорошим качеством товары.

Занимательная география

Второй (и, кстати, последний) раз я поехала в редакцию, чтобы встретиться, наконец, со своим руководителем и получить новое задание. Тамара Ивановна и при личной встрече оказалась очень доброжелательной и весёлой женщиной. Хотя было видно, у неё нет особого желания сразу после отпуска возиться с практикантами. Но, тем не менее, она предложила вместе придумать следующую тему. Мы с ней разговорились, и я рассказала, как прошлым летом путешествовала автостопом по Беларуси. Тамара Ивановна воодушевилась моим рассказом и предложила воплотить его в материал.

Сказано-сделано. Я принялась выуживать из памяти события прошлого лета, стараясь припомнить все интересные подробности моей поездки по маршруту Минск-Браслав. В своём архиве отыскала и фотографии сего путешествия. Текст получился довольно объёмный, больше 7 тысяч знаков. Долго размышляла над заголовком, и в итоге назвала этот свой опус «Автостопом по центру Европы». Отправила.

Через пару дней, так и не получив никакой реакции на свой материал, я стала звонить руководителю. В тот момент мне казалось, что в резиденцию Президента дозвониться гораздо проще: Тамары Ивановны не было на месте, затем она была занята, а когда я всё же настояла на встрече, оказалось, что она на неделю уезжает в командировку. И нет, она не знает, когда выйдет материал и подозревает, что если этот-то она продвинет в какой-нибудь номер, то третий вряд ли, очень уж много желающих в штате отрабатывать отпускные. Можно сказать, что на этом моя практика была закончена.

Естественно, я каждый четверг покупала новый номер газеты в надежде, что мой второй материал опубликуют. Радости не было предела, когда в одном из выпусков я снова увидела свою фамилию. Единственное, что меня смутило – это то, как в редакции сменили заголовок. Прочитав «Автостопом – не по Европам», я впала в ступор. Стала перебирать в голове школьные уроки географии. Почему «не по Европам»? Как «не по Европам»? Беларусь же находится в ЦЕНТРЕ Европы, или мне это приснилось? Или в газете принято считать Европой исключительно страны Евросоюза? Не найдя логики и ответов на все эти вопросы, я просто молча положила публикацию в свою папку с названием «Практика-2011».

Мысли на этот счёт

Не могу сказать, что практиковаться в «7 дней» мне не понравилось. Негатива там в мою сторону не было, все были по мере возможностей дружелюбны. Но я абсолютно не прониклась рабочей атмосферой. Было бы намного интересней и приятней каждый день приходить в редакцию, и пусть даже заниматься там чем-то не особенно важным, но зато быть в коллективе и чувствовать себя его частью. Немного глупо было расписываться за знакомство с техникой безопасности по работе на компьютере, когда мне даже не дали воспользоваться им в редакции (несмотря на то, что половина журналистов была в отпусках). Я хорошо понимаю, что возиться с какой-то навязчивой студенткой, когда у самих куча работы, не очень то и хочется – пусть лучше дома сидит, под ногами не мешается и пописывает там свои материалы для галочки. Но ведь потом эта же студентка может вернуться, но уже в качестве работника, и приспосабливаться ко всему намного дольше, чем это могло бы быть, пройди она воистину производственную практику от начала до конца.

Один комментарий о “История одной практики: «7 дней» длиною в месяц

Добавить комментарий