Случай на строительстве 10

Случай на строительстве

Мой прадед, Николай Ефимович Овчаренко, личность в нашей семье легендарная. Я родился спустя год после его смерти, поэтому знаю о нем только из рассказов деда и мамы. Но в Красном, что под Молодечно, в военном городке стоит дом, в котором он жил. Этот дом называется «ДОС», Я в детстве думал, что это иностранное слово, а оказалось — «дом офицерских семей».

На стене в комнате, где стоят шкафы с книгами, висят два портрета: на одном – совсем еще молодая девушка, на втором – красивый человек в военной форме, с папиросой в руке. Конечно, однажды я спросил у мамы, кто это на картинах. Оказалось, это мой прадед Николай Ефимович и его жена Юля, моя прабабушка, в честь которой назвали маму. Нарисовал портреты ординарец по фамилии Егоров. Я становился старше и стал задавать вопросы, а мама стала мне рассказывать про своего деда. Эту историю я знаю с ее слов.

…В 1941-м году капитан инженерных войск Николай Овчаренко был откомандирован в Черниговское военное училище, где в школе лейтенантов готовил кадры для передовой. А он рвался на фронт: одна за другой становились вдовами жены товарищей, ему тоже хотелось биться с врагом, мстить захватчикам. Николай писал наркому обороны СССР Клименту Ворошилову рапорты с требованием отправки на передовую. В ответ приходили отказы без объяснения причин, просто: «отказать». А начальник училища объяснял своему подчиненному: школа должна готовить командиров, ведь на фронте именно они погибали первыми.

Война уже велась за пределами нашей страны, когда в 1945-м прадед получил предписание. Но его направили не на фронт, а в Беларусь: освобождать землю от мин, неразорвавшихся бомб, снарядов. На передовую Николай Овчаренко так и не попал, но война для него и его товарищей продолжалась: до 1954 года его батальон разминировал обширные территории под Борисовом, Оршей, Могилевом, Полоцком, Минском. За это прадед был награжден боевыми орденами и медалями.

Случай, о котором рассказала мне мама, произошел под Минском в 1946-м. Беларусь лежала в руинах. Но в разрушенных войной городах уже возводились новые дома. И каждый новый дом был большой победой: ведь люди жили в трудных условиях, в мало приспособленных для жилья землянках, ютились во временных постройках.

И вот однажды в часть, где служил прадед, поступил тревожный сигнал. В подвале строящегося дома рабочие прокладывали трубы отопления и обнаружили странный предмет: в том месте, где стена соприкасалась с грунтом, виден был край какой-то «железяки», похожей на каску. Трогать его строители не решились. Саперы выехали на место.

Прадеду и его товарищам было достаточно одного взгляда, чтобы понять: это не каска, а снаряд. Каким чудом он не рванул до сих пор, было неясно.

Надо было принимать решение. Взорвать снаряд на месте – значит, уничтожить дом. А вместе с ним в груду развалин превратятся чьи-то надежды на нормальное жилье, чье-то счастье! А труд строителей? Им каково будет смотреть на то, что останется после их такой тяжелой, такой нужной работы… Оценив все «за» и «против», командир саперов Овчаренко построил своих бойцов. И первое, что сказал, было: «Добровольцы, вперед». Вперед шагнули все, до единого. Тогда он сказал: «Шаг вперед неженатые и те, у кого нет детей». Шагнуло вперед трое. А больше ему было и не нужно. У него самого на тот момент было трое.

Остальным было приказано удалиться на максимальное расстояние.

Они работали вручную, откапывая снаряд по горсточке, почти не переговариваясь, «дышали через раз». Когда откопали эту немецкую «дуру», как выражались саперы, аккуратно положили на плащ-палатку, вчетвером взялись за четыре ее конца, вынесли и медленно положили на грузовик с песком. И повезли – тоже очень медленно, — подальше от жилья, от людей.

«Сапер ошибается только один раз» — эту поговорку все знают. Большего всего мой прадед гордился тем, что ни один его боец не погиб во время разминирования.

…А дом тот, может быть, стоит до сих пор. Наши строители всегда работали на совесть.

Один комментарий о “Случай на строительстве

Добавить комментарий