Из уст в уста 11

Из уст в уста

Еще с самого детства, лет с шести, я любила слушать рассказы бабушки о былых временах. Обычно это были беседы во время завтрака или когда мы вместе что-нибудь готовили.

Те истории были о жизни: до войны, во время и после. Лет до одиннадцати я не задумывалась о серьезности этих рассказов. А потом в школе появился такой предмет, как история Беларуси. Сперва с уроком у меня не ладилось, и за помощью пришлось обратиться к бабушке. Та рассказывала историю нашей страны гораздо интересней, нежели параграфы учебника.

Рассказы, конечно же, не были исторически достоверными, и мне все равно приходилось запоминать даты и понятия, но благодаря бабушке я заинтересовалась в этом предмете.

Бабушка рассказывала о многом: какой была жизнь в плену у ее мамы, как та, когда пекла хлеб, добавляла опилки, дабы сэкономить хоть грамм. От нее я узнала о том, через что пришлось пройти человеку, чтобы нынешнее поколение могло просыпаться утром не от взрывов ракет, а от солнечного лучка, пробившегося через легкую тюль.

Истории о жизни на хуторах, партизанах, плене, которые бабушка мне рассказала около пяти лет назад, я помню по сей день.

Вот один из многочисленных рассказов:

«Помню, мама рассказывала, что дядька мой, Мишка, связистом был… И должность эта ой какая опасная, сродни с танкистом. Связь между полком, штабом и другими подразделениями в то время держалась на простом проводке, который постоянно рвался из-за осколков от снарядов. Мише надо было идти и искать обрыв. Ползком по земле, прячась в воронках, окопах и ямах, под градом пуль, вооружившись лишь телефоном, кабелем и автоматом. Идти несмотря ни на что. Света, жена его, на фронт провожала, не скрывая слез. Обнимала крепко-крепко, ведь не знаешь, увидишься ли когда-нибудь еще. Каждый раз мог стать последним.

Были бои на болоте в Краснице. Год 43 или 44, не помню уже.  Связь обрывалась несколько раз. Мишка первый раз пошел, второй, а на третий уже не вернулся. Позже, когда группа пошла в наступление, его нашли. Тело лежало прямо около провода, который Миша успел восстановить».

И ведь таких историй мерено-немерено. Человек знал, что его ждет, но все равно отважно лез под смертельный огонь. К сожалению, фамилия или какая-либо еще информация о дяде Мише мне не известна, и я навряд ли еще что-нибудь о нем узнаю.

Гораздо больше мне известно о моем прадеде – Войтовом Тимофее Петровиче. Правда, найти о нем что-то толковое в Интернете я не смогла. Пришлось прошерстить огромное количество сайтов, интернет-архивов, но это не обвенчалось успехом. Был вариант съездить в Славгород – небольшой городок в Могилевской области – и сходить там в краеведческий музей или библиотеку, но времени из-за учебы попросту не нашлось.

«Войтвов Тимофей Петрович. Родился 27 марта 1900 года в деревне Долгий мох Чаусского района Могилёвской области. Участник Великой отечественной войны», – единственное, что мне удалось отрыть в закромах всемогущей сети.

Единственным выходом из ситуации стала бабушка. После разговора с ней мне пришлось по крупицам собирать и восстанавливать информацию, уточнять даты и места. Благо, сведений про войны в Интернете полно. 

Когда родилась моя бабушка, прадеду было 62:

«Папа был невысокий, около метра семидесяти пяти, коренастый. Широкий в плечах, грозный на вид. Лицо вытянуто, высокий лоб. Когда он злился, между бровями появлялись три складки. Это всегда выглядело забавно. Глаза карие, расположены глубоко. Широкий нос и тонкие губы. Сейчас мы с ним особенно похожи «,- вспоминает она.

Про молодость прадеда мне известно немного. В то время жили на хуторах. Знаю, что у него было несколько жен. Не то чтобы он был расписан сразу на нескольких, конечно же нет. Они умирали, оставляя после себя ребенка. Из-за чего у бабушки было около пяти сводных братьев и сестер, которые после распада СССР разъехались по всему миру.

Тимофей Петрович был грамотный и на все руки мастер, особенно если дело касалось плотничества. «Папа любил перед сном рассказывать сказки, связанные с его жизнью, — рассказывает бабушка. – Одна мне особенно запомнилась. Про то, как он с плена бежал. Шел чрез густой лес, пробираясь сквозь колючие ели. Отодвигает одну ветку и видит поляну, на которой старичок пасет коров. Подходит папа к нему и спрашивает, как выйти на дорогу и нет ли у того чего-нибудь попить. Старик тогда улыбнулся загадочно и воткнул нож в одну единственную березу на поляне. И тут вдруг как взмахнет кнутом! Коровы его забегали вокруг березы, а из-под ножа тотчас полилось молоко. Старик напоил тогда папу и указал путь«.

Война Тимофея Петровича застала в деревне Долгий Мох.  Село тогда окружили немецкие войска. Выводить людей оттуда пришлось частями.  Группа, в которой находился мой прадед, была захвачена немецкими солдатами. Всех пленных погнали в деревню Добрушу. Там прадеду удалось убежать вместе с товарищем. Пришлось идти лесами. Один раз, когда они решили сделать привал, прадеду в спину воткнулось что-то твердое. Обернувшись, он увидел немца, настроенного явно недружелюбно. Тут уже сообразил товарищ: у того в кармане была соль. Он тут же подскочил к солдату и сыпанул ее ему в глаза. Так и сбежали во второй раз. В общем, путь до дома длился больше 20 дней. Но там ждала новая напасть: деревня была полностью оккупирована немцами. Вражеские солдаты вновь захватили Тимофея Петровича в плен. В этот раз его заставили сторожить склад с немецким оружием. Тут уже прадед отличился смекалкой: он связался с партизанами, передал тем снаряды врага и ушел с ними в деревню Улуки.

В партизанском отряде Войтов Тимофей находился до самого освобождения Могилевского района, после чего с частями Красной Армии ушел воевать дальше. Сражался на 55 бронепоезде с июля 1944 по май 1945. Прадед победу встретил не на Родине, а в Польше.

Бабушка рассказывала, что после победы прадед отправился в Монголию. Там воевал с японцами. «Говорил, что не стреляли в них, а поливали кипятком!«- рассказывала бабушка. Покончив с японцами, Войтов Тимофей Петрович демобилизовался.

Он ушел из жизни 28 мая 1988 года. На следующие сутки после своего дня рождения.

После прадедушки осталась лишь память. И одна маленькая фотография, сделанная на паспорт. Были еще награды: медаль «За отвагу», «За победу на Германией», «За победу над Японией», «20 лет Победы в ВОВ 1941-1945 гг.», «30 лет Победы в ВОВ 1941-1945 гг.», но они были утеряны после многочисленных переездов бабушки с семьей. Возможно, кто-то их нашел, и они сейчас в каком-нибудь музее.

Большая часть информации взята из живых источников. Она, так сказать, передавалась из уст в уста: родители бабушки рассказывали ей, а та уже мне. И это особенно греет душу.

В XX веке череда войн набатом прошлась по большей части земного шара, оставив за собой страх, голод, нищету. Человеку пришлось заново восстанавливать сперва себя, а потом уже города и села. Помнить важно. Для того, чтобы не повторить тех ошибок, того хаоса и ужаса, с которым пришлось столкнуться и отчаянно сражаться мирным людям. Помнить важно в благодарность. За мирное небо, возможности и свободу.

По всей нашей стране раскиданы тысячи памятников и мемориалов Великой отечественной войны. Память живет абсолютно везде: на улицах городов, страницах учебников, сайтах в Интернете, в песнях, стихотворениях, рассказах и в каждом человеке.

Наше прошлое – фундамент настоящего. И чтобы не разрушить действительность, человеку стоит периодически напоминать о ошибках минувшего времени.

Добавить комментарий