Освенцим

Судьба человека: спасение из ада Минского гетто

Освенцим

Укол фенола после трех недель  голодания оборвал жизнь. Думаете, смерть от депрессии, как это модно сейчас? Нет. От любви к людям. Максимилиан Кольбе отдал свою за чужую жизнь. Это было в июле 1941 года.

Освенцим. Среди  10 выбранных смертников польский сержант Франтишек Гаёвничек. У него семья и дети, а у Максимилиана только его жизнь. И тогда святой отец Кольбе вышел из строя, предлагая замену. Жертва была принята.

Позже, в 1971 году, его причисляют к лику святых. Потом в Польше был создан фонд Максимилиана Кольбе. По условиям этого фонда узники гетто, концлагерей, или узники, бывшие на работах в Германии или в других странах, могут побывать в Польше, посмотреть на те места, где были замучены, уничтожены тысячи людей.

Геня Завольнер была приглашена в Польшу по фонду Максимилиана Кольбе:

«Мы жили в великолепной гостинице с хорошими номерами. У меня в номере был телевизор, телефон, фен, прекрасная ванная комната с душем. Каждый день нас возили на автобусах в город Гданьск для посещения костелов. Поездки были утомительными, по 3-5 часов в  дороге. И так каждый день. Конечно, костелы были разные. Некоторые после ремонта были великолепны: иконы в шикарных золоченых рамах. Это зрелище было изумительно. Жаль, что всего один раз в одном из наших посещений костела был дан органный концерт. Играли Баха, Бетховена  и полонез Агинского. Это незабываемо.

Очень жаль, что не было продумано руководством этой поездки посещение Варшавы и концертов симфонической музыки. Это сделало бы поездку более насыщенной.

Запоминающимся моментом было посещение дома-музея Максимилиана Кольбе, где было много фотографий. Это оставило след в сердце».

Геня Ароновна рассказала о том, что как-то  был у них обед в бывшем концлагере. Сейчас там конюшня, а где кушали – столовая для обслуживающего персонала. «Вся обстановка так давила, что мне ужасно не понравилось», – делилась впечатлениями Геня Ароновна. Можно представить, как это было тяжело обедать там, где погибали от голода, зверских мучений и издевательств. Тем более что те люди, которые были на экскурсии, ясно осознавали, как это было. Многие сами прошли через нечто похожее.

«Потом, они привезли нас в концлагерь возле Гданьска. Руководитель экскурсии – прекрасный человек, знавший свою тему – рассказал нам, что в этом месте, в газовой камере, убили 30 тысяч евреев. От этой цифры мне стало плохо. А туда привезли 50 тысяч евреев из Западной Европы. Всего замучено в этом лагере от 65 до 85 тысяч человек».

На самом деле, этот лагерь славился своей жестокостью. В этом аду на фабрике Рудольфа Снапперса варили из человеческого жира мыло. Также это место ставилось медицинскими экспериментами, которые проводились на узниках концлагеря.

Сама Геня Ароновна пробыла чуть меньше двух лет в минском гетто. Тогда она была маленькой девочкой шести лет, у которой война забрала детство. Перед ее детскими глазами проходили колонны людей, шедших на смерть. Она, хрупкая маленькая девочка с карими глазами, утратила 35 близких родственников: отца, бабушку…

«Я считаю, что такие поездки должны быть в первую очередь для молодежи. Для людей, прошедших этот ад, это очень ложится на сердце. Молодые люди должны знать, что такое фашизм, нацизм».

И она выжила. Сердце Гени Ароновны не ожесточилось, глаза остались добрыми. Только на душе большие раны.