Книга, взволновавшая больше всех 13

Книга, взволновавшая больше всех

Как часто нам попадаются книги, от которых действительно невозможно оторваться, которые даже после прочтения ещё долго не отпускают и будоражат? Максим Горький говорил: «Книга — источник знаний. Книги шептали мне о другой жизни, более человеческой, чем та, которую я знал: они указывали мне мое место в жизни. Все более расширяя передо мною пределы мира, книги говорили мне о том, как велик и прекрасен человек в стремлении к лучшему, как много он сделал на земле и каких невероятных страданий ему это стоило».

Тема войны была и ещё долго будет актуальной. По словам Белинского, человек раскрывается в критических ситуациях. Именно такой предстаёт перед нами главная героиня «Книжного вора» Лизель Меммингер, живущая во времена нацистской Германии, каждый поступок которой всё больше открывает нам глаза на то время.

Эта книга не только о войне, но и о силе слов и способности книг вскармливать душу. О том, как книги можно не просто читать, а составлять из них свою собственную жизнь. «Словом можно убить, словом можно спасти, словом можно полки за собой повести», — вспоминаются строчки Вадима Шефнера, очень точно передавая мысль. Если начать читать книгу людям, которые думают только о том, как не лишиться жизни и спастись, то они успокоятся. «Я любила слова и ненавидела их, но надеюсь, что составила их правильно», — говорила Лизель.

Эта книга о человечности. Если ты маленькая девочка, а твой друг шагает в строю евреев-смертников, то ты будешь бежать за ним, несмотря ни на что. Потому что он твой друг и неважно, какая у него национальность или сколько ему лет. Что поражает больше всего — повествование ведётся от лица Смерти. И хотя её образ расплывчатый, он играет важную роль. Смерть, рассказывая историю, вносит свои комментарии и мысли, причём её образ гораздо человечнее многих людей. «Сердце есть даже у Смерти», — пишет Зузак.

«Книжный вор» неповторим, как каждый оттенок неба от щебечно-серого с мерцающей россыпью до вишнёво-бронзового, исшитого лоскутами синевы. Мировая пресса так отзывалась о романе: «Книжный вор» бередит душу. Это несентиментальная книга, но глубоко поэтическая. Её мрачность и трагедия пропускаются сквозь читателя, будто чёрно-белое кино, из которого украдены краски. Зузаку, быть может, и не довелось жить под пятой фашизма, но его роман заслуживает места на полке рядом с «Дневником Анны Франк» и «Ночью» Эли Визеля. Похоже, роман неизбежно станет классикой».

Я не жалею ни секунды времени, потраченного на историю о книжной воришке. В ней такая пронзительная искренность, такая  суровая красота человека, всего лучшего и худшего в человеке, что внезапно какая-то простая, незамысловатая строчка западает в душу надолго, почти навсегда. О «Книжном воре» можно говорить долго и монотонно, но это не заменит того чувства, с которым ты сталкиваешься при прочтении этой книги.

Добавить комментарий