Мифология - пугающая и чарующая 13

Мифология — пугающая и чарующая

Нетрудно понять, почему легенда заслужила большее уважение, чем история. Легенду творит вся деревня — книгу пишет одинокий сумасшедший.

Гилберт Честертон

          С самого появления человека фольклор был его незримым спутником. Он помогал объяснить необъяснимое, дарили веру что мы не одиноки в своей жизни, надежду на то, что близкие после смерти будут с нами. Фольклор изменял нас, мы изменяли его. И первым его проявлением были легенды и мифы. О бравых богатырях и духах, старинных замках и жадных князьях, жителях леса и природных явлениях. Мифы и легенды не стояли (а может и не стоят?) на месте, развиваясь вместе с народом. Каждый в этом толстом пласте истории может найти себе что-нибудь по душе. Фольклор отражает народ, его историю и образ жизни. Поэтому, без понимания устного народного творчества нельзя понять подлинную культурную историю народа.

          Частью фольклора являются легенды и мифы. Белорусская мифология сохранилась только благодаря странному сплетению язычества и христианства — “Народной Библии”. Ранние белорусские легенды и мифы сформировались во времена язычества.

Их героями были духи и боги. Но не сохранилось достоверных письменных источников о существовании того или иного мифологического существа. Судить об этом можно лишь по узором вышиванок, раскраске керамики и языческим идолам. А некоторые мифологические существа, вероятно, были простыми выдумками исследователей. Большинству мифологических существ приписывались одинаковая ответственность и функции в жизни людей. Это возникало из-за различных верований на территории современной Беларуси. Чёткий пантеон богов отсутствовал.

Основными темами мифологии языческой Беларуси было описание жизни мифических существ, борьба добра и зла, сотворение мира. Нередко это были и просто рассказы о жизни всякого рода домовых. Легенды и мифы не только помогали объяснить явления природы и ход жизни, но были и своеобразными заповедями — например за чрезмерное пьянство несчастного мог напоить до беспамятства Опивень или Хихитун — бес подлого смеха.

Таким образом, мифология, основанная на язычестве, помогала не только объяснить окружающий мир, но составить своеобразные правила жизни, являясь незаменимым спутником язычества.

После принятия христианства и образования ВКЛ, на смену мифологии пришли легенды. И, по моему мнению, именно они сформировали белорусскую литературу. В IX — XIII веках, когда язычество и христианство существовали бок о бок, обязанности духов начали перекладывать на святых. Тогда начали появляться первые легенды о помощи святых простым людям. Но и среди, казалось бы, уже приземленных легенд находились и другие, леденящие душу. Большинство таких легенд околачивалось вокруг замков магнатов и было связано с их историей — строительством, хозяевами. Пример таких мест, обросшие легендами — Гольшанский и Мирский замки. Вот одна из них…

Четыреста лет назад Павел Стефан Сапега выделил деньги на постройку костела и монастыря при нем. Строителям было обещано, что при выполнении заказа в срок, к 6 августа 1618 г., те получат большое вознаграждение. Но одна из стен, которую возводили каменщики, трижды обрушивалась безо всяких видимых причин, как бы требуя жертву. Посовещавшись, мастера решили принести в жертву первую же женщину, которая появится на стройке. Ею оказалась жена одного из молодых рабочих, принесшая мужу обед. Молодые недавно поженились. Юную жену замуровали живой в монастырской стене. С тех пор по коридорам монастыря стала скитаться неприкаянная душа молодой женщины — Белой Панны. Уже в наше время при восстановлении монастыря в одной из треснувших по всей высоте стен были обнаружены останки молодой женщины. А современные рабочие, просто закопавшие где-то найденный скелет, без отпевания, в скором времени умерли один за одним.

Несмотря на народность, легенды и мифы испытывали влияние “профессиональной” литературы — в них были заметны черты рыцарства — большинство замковых легенд рассказывали о разбитых сердцах их обитателей, борьбе с жестокими членами семьи. В таких легендах воспевалась любовь и истина, иногда выставляя деспотами родителей любимых. А возможно, эти легенды очерняли шляхту и их замки перед простыми людьми. Ведь обычно такие легенды заканчивались тем, что герои покидали замок или их души становились заложниками в нём.

Другие легенды времён ВКЛ рассказывали и о исторических событиях, служили негласной летописью. Одна из таких легенд рассказывает о основании Риги, другая — о основании ВКЛ. В отличии от мифологии, легенды Беларуси носили уже более приземленный характер и были более гибкими — начинаясь со сказаний о названии городов или озёр, воспевания подвигов князей и заканчивая почти что саркастичными легендами о призраках “дурных князей”. Этим они были похожи на сказки, были “привязаны” не только к деревням, а распространились и на шляхту, и на города. Выходит, легенды Беларуси — это что-то среднее между табу легенды и вымыслом в сторону сказки с долей сарказма. Можно сказать, что легенды во времена XIII — XVI веков постепенно перерождались в более “реалистичную” литературу — летописи и сказания о подвигах рыцарей. В таком виде легенды и мифы Беларуси и дошли до наших дней.

Могут ли мифы и легенды войти в историю не только как материал для архивов музеев, но и как нечто большее, что влияет и на сегодняшний день? Да. Они всегда вдохновляли писателей. И, по моему мнению, дело не столько в древности, сколько в магии древних мифов и их романтичности. Писатели, взявшие на вооружение мифы и легенды — Короткевич, Дунин-Марцинкевич и другие. Их произведения напоминали нам, что в мире ещё есть место магии, напоминали о богатой истории нашей родины.

В заключение хочу сказать, что легенды и мифы сформировали современную белорусскую литературу, сохранив древнюю историю нашего народа, помогали ему сохранить традиции и в прямом смысле выжить в том ещё неизвестном мире.

Мифология и легенды — это история народа, в каком-то смысле даже сам народ.

Добавить комментарий