Почему стоит прочитать «Зелёную милю» 11

Почему стоит прочитать «Зелёную милю»

Приветствую, мой дорогой читатель! Как Вы уже могли понять по названию, сегодня мы обсудим одно из произведений Стивена Кинга, также известного как «Король ужасов», которое намного страшнее и уродливее всех тех творений в жанре ужасов, что он писал, как бы парадоксально это не звучало. Сегодня мы обсудим путь, по которому проходят, чтобы больше никогда не вернуться — «Зелёную милю».

Палач и жертва

Рассказчиком, а по совместительству, и главным героем произведения, выступает Пол Эджкомб — бывший надзиратель блока смертников в тюрьме «Холодная гора», где осуждённые отсчитывают последние дни, а может, и часы перед тем как пройти последнюю милю по линолеуму цвета перезрелого лайма, отчего её назвали Зелёной. Надзиратели, в том числе и сам Пол, полностью свыклись со своей ролью — им никого не нужно судить: это уже сделали за них. Им нужно просто казнить — посадить на электрический стул, именуемый работниками блока «Старушка Искра», а после забыть об этом, как о страшном сне.

Ныне же он медленно тлеющий старик в доме престарелых, именуемый «Джорджия-Пайнс». Вся история — это его воспоминания, которые он якобы решил изложить на бумаге, из-за чего произведение и выглядит настолько живым. А изложить он решил историю, произошедшую в 1932-ом году, году Джона Коффи, с фамилией, как напиток, но которая пишется иначе.

Чёрный, словно кофе

Роман начинается с прибытия в блок нового заключённого.

— Идёт смертник! Сюда идёт смертник! — восклицает Перси Уэтмор, один из надзирателей блока, пока ведёт туда Джона Коффи — лысого негра-гиганта, который настолько велик, что затмевает Брута Хоуэлла, более известного под прозвищем «Зверюга», который является самым высоким и крупным надзирателем в блоке. Вид Коффи пугает. При встрече с этим великаном никто бы и не усомнился в его виновности. Осуждённый за изнасилование и убийство двух маленьких девочек, он не вызывает на первый взгляд ничего, кроме отвращения.

Вот только его поведение никак не вяжется с тем клеймом убийцы, что на него поставили. Это отметил и Пол при первом его появлении, когда гигант вёл себя абсолютно спокойно, даже не думая причинить вреда надзирателям, а единственным вопросом, который тот задал, был: «Вы не отключаете свет после отбоя?», аргументировав это тем, что он боится темноты, особенно если оказывается в незнакомом месте. Джон больше похож не на преступника, а на потерявшегося ребёнка, который даже не понимает, где он, и зачем он здесь находится.

И так на протяжении всей книги читателя заставят убедиться в страшном — в том, что Коффи невиновен, но ему всё равно придётся пройти свою милю.

Шоушенк под другим углом

Теперь же стоит сделать небольшое отступление и объяснить, как появилось произведение. По сути, Миля — это идейное продолжение «Спасения из Шоушенка», которое, как бы это ни было парадоксально, является его полной противоположностью. Если в Шоушенке история главного героя — это хоть и история о несправедливости закона и власти, которая может ошибаться, но, во-первых, ведущаяся от лица осуждённого и, во-вторых, показывающая, что человек может изменить свою жизнь, добиться свободы, если ему хватит силы и надежды на это, то Миля — это история о том, как главный герой, начальник карцера смертников, проходит путь от простого выполнения рабочих функций до полного отрицания справедливости правовой системы, убеждается в её жестокости и слепоте, а после закрывается в себе, не выдержав груза собственной совести. Объяснить это можно тем, что Кинг, как он сам и говорил, не рассказал всё, что хотел в Шоушенке, ведь недостаточно было сделать произведение с концовкой, содержащей надежду, нужна была Миля, которая бы показывала это с другой стороны, и это мы сейчас разберём поподробнее.

История человеческой трагедии

Что же собой представляет Зелёная миля? Это очень тяжёлая драма, в какой-то степени, роман даже можно назвать психологическим триллером. А в каждой хорошей драме не сюжет и его повороты приковывают к ней читателя, а, в первую очередь, глубокие и проработанные персонажи. А таких в Миле предостаточно — начиная с гигантского Джона и заканчивая безумным Уэртоном. Для лучшего раскрытия персонажей автор выбрал довольно-таки удачное место действий. Поместив своих персонажей в блок смертников, он смог показать нам их такими, какие они есть на самом деле, ведь в критических ситуациях в блоке сразу видно достойный ли кто-то человек. Действительно, многие из них гиперболизированы, возведены в Абсолют в проявлении своих характеров, вот только всё это смогло лишь лучше раскрыть персонажей и сделать историю настолько яркой, насколько это возможно в данном жанре. Ни один из персонажей не введён просто так, у каждого из них есть своя роль, независимо от количества времени, уделённого им в книге, что и позволило сделать историю целостной.

И через переживания этих персонажей автор показывает их человеческие проблемы, насколько тяжела работа того, кто казнит по расписанию, хоть и виновных, но людей и как им потом живётся с этим грузом.

Но что, если я скажу Вам, что всё то, что я сказал про произведение — лишь буквальное и неполное его восприятие? Да, я не буду спорить, что творение рассказывает про несправедливость нашего мира, спрашивает про понятия добра и зла, но только если воспринимать роман поверхностно, не пытаясь вникнуть глубже.

Чтобы воспринимать книгу метафорически, нужно вспомнить, что основная история Пола в блоке обрамлена отрывками из его настоящего в доме престарелых. Не кажется ли Вам, что в сюжетной интерпретации, где Эджкомб просто переосмысливает понятие справедливости, его старость выглядит лишней? Выводы же, названные выше, можно сделать даже если не брать период его старости. Но тут я могу Вас заверить в том, что эти части важны для понимания истории, и без них изначальный смысл теряется.

Начать стоит с того, что вся история — это история Пола, которую он, что самое важное, рассказывает о самом себе. Он кажется нам положительным персонажем, но нужно сказать, что он изначально равнодушен, его не волнуют судьбы осуждённых, он зациклен на своих проблемах и, по сути, не может помочь с чужими. Он устроенный в этом мире обычный человек, как он, мыслят многие и это абсолютно нормально. Вот только в истории есть Перси, который является очень важной её частью, так как он практически идеальный индикатор для главного героя. Что мы знаем о Перси? Он бесит Пола, неуравновешенный, злой и трусливый — буквально ходящая проблема, поэтому Пол хочет избавиться от него, потому что Перси плохо относится к заключённым, и потому Полу придётся их успокаивать. Уже чувствуется проявление эгоизма. Но важно другое: для того, чтобы Пол изменился и понял ужас своей работы ему пришлось встретиться со своей противоположностью — Джоном Коффи, смысл жизни которого был в помощи другим людям, но который устал от той боли, что он испытывает каждый день. И трагедия казни Коффи заключается не в том, что Пол убил невиновного, а в том, что он не сможет себе этого простить до конца жизни. Пол прекрасно понимает, что не сможет искупить своей вины, но делает то, что должен, хоть и говорит себе: «Не надо». И проклятие Пола в том, что ему придётся тащить за собой груз вины ещё долгое время, его проклятие — это совесть. Даже когда никто тебя не осудил, ты осудишь себя сам, будешь нести груз существования до конца. Ты можешь быть сколько угодно свободен физически, но не быть свободным духовно, и эта самая свобода может стать самым настоящим проклятием.

Но у Джона и Пола есть одна общая черта — они одиноки. В старости Пол приходит к состоянию, в котором Коффи находился всю свою жизнь. И теперь Пол вынужден нести на себе груз, который невозможно перебить ничем в этом мире. Отчасти в этом и суть произведения, когда ты одинок, твоя миля может длиться практически вечность, а с грузом вины намного дольше.

Так выходит, что зелёная миля — это метафора жизненного пути, то место, которое пройдут все без исключения. Так если мы все обречены на смерть, имеем ли мы право определять, достоин другой человек жизни или нет? Можем ли мы, зная о невиновности человека, отправить его на электрический стул и какого нам после этого придётся?

«Мы все обречены на смерть, все без исключения, я это знаю, но, о Господи, иногда Зелёная миля так длинна»

— Пол Эджкомб.

Послесловие

Теперь же, когда я рассказал основные вещи касательно произведения, хотелось бы затронуть перевод данного романа. И у меня есть парочка «лестных» слов в его адрес. Занимался им В. Вебер, и в нём есть огромное количество проблем. Хоть про переводы этого человека можно сделать отдельное эссе, я постараюсь рассказать всё кратко. Начать стоит с того, что у Вебера нет лингвистического образования, чем можно и закончить. В своём переводе Вебер, как минимум, исказил оригинальный язык писателя, местами выбрасывает целые предложения, а какие-то добавляет от себя. Есть ошибки, не редки, допустим, случаи, когда Вебер переводил персонажа как Уэтмор, но после забыл про это на две страницы и стал звать его Уэймором, или же когда он переводил бекон, как сосиски, но последний, единственный раз перевёл всё верно. Поэтому настоятельно Вам рекомендую либо читать в оригинале, либо сверятся с таковым во время прочтения перевода.

Добавить комментарий