"Старосветская любовь" - пародия на любовь? 14

«Старосветская любовь» — пародия на любовь?

"Старосветская любовь" - пародия на любовь? 15
Зинаида Гурова в моноспектакле «Старосветская любовь»

«Жизнь их скромных владетелей так тиха, так тиха, что на минуту забываешься и думаешь, что страсти, желания и неспокойные порождения злого духа, возмущающие мир, вовсе не существуют и ты их видел только в блестящем, сверкающем сновидении»
Н.Гоголь

15 октября в Малом зале Белорусской государственной филармонии прошел моноспектакль «Старосветская любовь» по повести Николая Гоголя «Старосветские помещики» (режиссер постановки Олег Сивко). Все роли в этом спектакле исполняла заслуженная артистка Российской Федерации, художественный руководитель Государственного театра одного актера (г. Волгоград) Зинаида Гурова.

Приезд этой талантливой артистки к нам в Минск стал возможным благодаря многолетней дружбе Волгоградского театра с Белорусским поэтическим театром одного актера «Зьніч» под руководством Галины Дягилевой. Подробнее о сотрудничестве двух театров вы можете узнать на сайте Белорусской государственной филармонии.

А теперь о спектакле…

Сцена напоминает собой маленькую избу из русских народных сказок. Небольшое окошечко с открытыми деревянными ставнями. По центру – лавка, а сзади – белое полотно с вышитыми на нем славянскими узорами. И самая интересная декорация сцены, значение которой вначале даже не понимаешь, — крутящаяся вешалка с множеством разноцветных ленточек. Важно обращать внимание на эти мелочи, ведь, как «сильна и глубока поэзия Гоголя в своей наружной простоте и мелкости» (Белинский), так же в своей простоте силен и спектакль.

… В хатку заходит сказительница (Зинаида Гурова). Этот образ знаком всем с детства: добрая веселая старушка, которая, сидя у окошка, рассказывает нам сказки. И зрители услышали сказку философскую, о двух гоголевских старичках Афанасии Ивановиче и Пульхерии Ивановне Товстогубовых.

Зинаиде Гуровой удивительно ярко удалось показать жалкую жизнь гоголевских героев. Актерская игра настолько сильна, что через несколько минут спектакля ты уже не замечаешь платья, и женский голос не режет тебе слух – перед тобой самый настоящий Афанасий Иванович, который так любит покушать, осознает всю нелепость своей страсти к еде, всю глупость этой привычки, но, тем ни менее, с виноватым видом он снова и снова говорит с Пульхерией Ивановной о кушаньях:

— Чего бы такого поесть мне, Пульхерия Ивановна?
— Чего же бы такого? — говорила Пульхерия Ивановна, — разве я пойду скажу, чтобы вам принесли вареников с ягодами, которых приказала я нарочно для вас оставить?
— И то добре, — отвечал Афанасий Иванович (скромно отвечал!).
— Или, может быть, вы съели бы киселику?
— И то хорошо, — отвечал (еще скромнее!) Афанасий Иванович. После чего все это немедленно было приносимо и, как водится, съедаемо.

Улыбки у зрителей вызывают такие семейные разговоры на «вы», зачастую простые и от этой простоты неправдоподобные.

А постоянные шуточки Афанасия Ивановича над Пульхерией Ивановной и его забавное самодовольство, когда эти шуточки срабатывают? Разве это не глупая привычка? Не карикатура?

Вспомним и наивность Пульхерии Ивановны, когда она слушает вздор своего заикающегося приказчика (опять-таки, образ этого оборванца сыгран безупречно!). Ведь он врет ей,  и даже толком не скрывает своего вранья! А она верит ему… Так непохоже это на нашу жизнь…

Вообще, все, что на сцене происходит, на жизнь реальную очень не похоже. Мы видим пародию на жизнь! Декорации помогают эту пародию разглядеть. Вместо арбуза у Афанасия Ивановича – красный воздушный шарик, который потом сдувается, когда его «съедают». А ленточки на сцене – это, оказывается, грибочки, водочка, разные вкусности, которые Пульхерия Ивановна своим гостям предлагает. Все так условно! А еще – забавно! Пульхерия Ивановна раздает зрителям пирожки и водку (судя по лицам мужчин, которую ее пили, – настоящую!). Такое веселье в зале разыгрывается!

Но спектакль – не только улыбки, а еще и размышление. Ведь за сценическими , за, казалось бы, пустыми характерами старичков, кроется все-таки жизнь. Пусть для нас странная, но жизнь. Жизнь-привычка. И любовь-привычка. Которая, однако же, трогает не меньше, чем любовь-страсть. Когда умирает Пульхерия Ивановна – одна из ставень в окошке закрывается… Сердце Афанасия Ивановича закрывается тоже. Умирает и он. Ставни заперты наглухо.

Белинский писал: «Две пародии на человечество в продолжение нескольких десятков лет пьют и едят, едят и пьют, а потом, как водится исстари, умирают. Но отчего же это очарование? Вы видите всю пошлость и всю гадость этой жизни, животной, уродливой, карикатурной, и между тем принимаете такое участие в персонажах повести, смеетесь над ними, но без злости, и потом рыдаете…»

Да. Смеетесь и рыдаете! Слушаете песни, которые поет Зинаида Гурова и понимаете их смысл, как губка впитываете воздух старосветской деревушки.
Наверное, этой старосветской доброты, наивности, да и любви нам сейчас, в 21 веке не хватает.

P.S. «Старосветская любовь» — это МОНОСПЕКТАКЛЬ! Он специфичен, не каждому зрителю придется по вкусу. Одни выходили из зала с восхищенными глазами. А кто-то недоуменно пожимал плечами. Восемь человек просто ушли во время спектакля. Поэтому, прежде чем идти на моноспектакль, подумайте, для вас ли такой жанр и поймете ли вы его.

2 thoughts on “«Старосветская любовь» — пародия на любовь?

Добавить комментарий