Содержание или форма? 13

Содержание или форма?

«Я готова платить любую цену,
Только чтобы ты был рядом»
Стелла

На сцене к/з “Минск” 27 ноября пройдет премьера бродвейской комедии по пьесе Бернарда Слейда “На том же месте, в будущем году…”, представленной театральным проектом актеров Театра-студии киноактера “ТриТформаТ”.

Содержание или форма? 14

Об истории любви

Этот спектакль о двух человеческих судьбах, которые, как ниточки, сплетаются в удивительный узелок любви каждый год в одном и том же месте лишь на 24 часа, а затем вновь расходятся. Чтобы потом опять сойтись и… Так – год за годом. Бесконечный круг… Который и завораживает, и интригует, и вызывает грусть. А если я скажу, что эти ниточки – двое влюбленных, вернее, двое любовников, у которых есть и супруги, и дети, не станет ли вам от этого еще более грустно? А может, вы наоборот повеселеете?

«Я проснулся по уши влюбленным», — Он. «Что тебя возбудило?» — Она. «Мы ни в чем не виноваты», — Он. «Иду каяться», — Она. Это первая встреча Джона и Стеллы. По сути, весь спектакль и построен на череде таких встреч двух любовников. Перед каждым свиданием камердинер под веселую музыку разных десятилетий 20 века прибирает гостиничный номер, переставляет в нем мебель (отличный режиссерский ход для смены декораций). Пожалуй, только постель, что стоит в самом центре сцены, он не трогает. Она – святыня, своего рода фундамент всей постановки, неизменный, мощный. В понимании символа постели кроется и понимание самого спектакля, всей этой оригинальной любовной истории.

Итак, мы можем понимать постель как символ сладострастия, некоего неодолимого, животного искушения. Это чисто физиологическая трактовка. И если смотреть на героев спектакля сквозь нее, то мы увидим настоящих грешников. Они встречаются каждый год в гостиничном номере, потому их влечет обычная плотская страсть, палящее желание обнять другое тело. Они обмениваются всегда одинаковыми вопросами, утоляя ими свое любопытство: «Расскажи мне что-нибудь плохое о муже? А ты мне – о жене? А что-нибудь хорошее о муже? А что-нибудь хорошее о жене?» А потом – вопрос-предложение: «Ну что, займемся любовью?» Все, как говорится, меньше слов – больше дела. Получается такая пошловатая история то ли любви, то ли страсти, то ли привычки, а может, всего этого вместе. Главное, что пошловатая и даже с душком аморальности.

Но это поверхностное понимание спектакля. Образ постели имеет и другую трактовку, более философскую. Дело в том, что на ней человек не только обнажает свое тело, но и душу. Становится максимально свободным, не играет ролей. Он – просто он, а она – это … она! Такую степень свободы испытываешь иногда в поезде с попутчиком. Ты понимаешь, что этого человека больше уже никогда не увидишь, и поэтому открываешься перед ним мгновенно и полностью. Джон и Стелла берут билеты всегда в одно купе, закрываются в нем от всего мира и на этом пяточке любви чувствуют себя свободно. Это их мир, который они сами создали, и который не терпит ни условностей, ни общих человеческих правил.

И кажется: боже, как это красиво, романтично! Пошловатости уже не замечаешь, да и аморальность куда-то улетучилась. Замечаешь только, как у Стеллы часы всегда идут на три часа двадцать пять минут вперед, потому что у Джона так, и неважно, логично это или нет! Эта маленькая деталь говорит о многом!

Последние сцены спектакля вообще очень светлые. Джон и Стелла носятся по сцене, как маленькие дети, дерутся подушками, дурачатся, кричат… А потом декорации превращаются в корабль, и они – на нем. Веселые счастливые и – вместе!

Вот только вопрос: вместе они на всю жизнь или только на одну ночь? Ведь быть свободным только одну ночь в году – это больше грустно, нежели романтично и красиво.

О том, как эта история рассказана

Сценография спектакля изящно красивая, в ней нет ничего лишнего. На сцене минимум декораций, минимум деталей и пластики. Это помогает сфокусироваться на самой любовной истории, не отвлекает внимание зрителя. Ему не нужно думать о смысле сценических образов, о символике движений. Постановка минимально проста для понимания! А музыка, которая, кажется, звучит постоянно, сливаясь с самим действием, делает постановку и невероятно легкой. Режиссер Татьяна Троянович лицом к лицу ставит нас с героями: смотрите на них, не задумывайтесь больше ни о чем, просто поймите их.

И понять можно! Но есть один минус: актеры явно переигрывают. Они так возвышенны и одухотворенны, как будто играют не простых людей, а шекспировских героев. В их репликах слишком много пафоса и нет жизненного подобия. Актеры настолько поглощены выражением своих ярких эмоций, что порой даже забывают слова, запинаются… Это слишком заметно. «Не верю!», — сказал бы возмущенный Станиславский. Этот единственный минус становится тем балластом, который не дает подняться легкому по своей форме спектаклю до полного совершенства.
Пусть зрители решают, что же для них важнее: не совсем идеальная форма или же увлекательнейшее в своей многогранной трактовке содержание.

Добавить комментарий