Словом можно… 15

Словом можно…

Алине было 16 лет, она жила в Бресте вместе с матерью и младшим братом. Про неё можно сказать «такая, как все», обычная, заурядная. Девушек, подобных ей в школе, дворе, на улице, десятки, словно они рыбки в огромном аквариуме мира. Алина ходила в школу, занималась в кружке флористики, редко ссорилась с матерью, только если по пустякам. Можно сказать, что жизнь её складывалась без резких поворотов и треволнений, впереди терпеливо ждал институт, затем работа, собственная семья.

Но словом можно…

Важные события всегда разгораются ненасытным пламенем из единственной искорки, упавшей на сухой хворост быта. В случае Алины камнем преткновения стал младший брат, разбивший вазу. Не дорогую, но очень ценную для матери девочки, от чего женщина завелась не на шутку, хотя виновата была совсем не дочь.

– Ты старшая! – в сердцах выкрикивала мать, краснея от напряжения. Алина стояла перед ней, как обвинённый перед судьёй, безуспешно пытаясь вставить хоть слово в гневную речь. – Значит, должна следить за братом и отвечать за его поступки!

– Пусть сам за себя отвечает! – обиделась девочка, чувствуя, что в глазах предательски щиплет. Ну сколько можно втаптывать в грязь словами, больше похожими на отвратительный мусор? Как долго придётся унижаться и соглашаться с каждым упрёком и пощёчиной? Алина изо всех сил сдерживала слёзы, порывы нагрубить матери в ответ. Она прижала ладонь к груди, сердце её колотилось отчаянно быстро, словно желало вырваться из грудной клетки и куда-то улететь, только вот куда – оно и само не знало. А мать всё кричала и кричала, на пустом месте разгорелся скандал, грозящий перейти в полномасштабную «горячую войну» в пределах одной квартиры. Ни доводы, ни разумные объяснения не помогали: женщина оставалась глуха к добрым словам, они обтекали её, всю пылающую ненавистью и разочарованием, как воды океана уходят от бритвенно-острого носа лайнера.

– Как ты смеешь дерзить матери? – в исступлении взвизгнула женщина, и ударила дочь по лицу уже не словами, а ладонью. – Хамка! Лучше бы ты не рождалась на свет!

…Убить?

Алина замерла. Глаза её остекленели, рука от сердца медленно-медленно потянулась к горящей обидой щеке. Взгляд был потерянным и словно убитым, ни единой эмоции не скользнуло по бледному лицу. Но постепенно оцепенение прошло: тихо всхлипнув, девочка с горечью взглянула на обидчицу —  та тяжело дышала и ждала ответной реакции. Всё ещё держась рукой за щеку, девочка неловко двинулась к матери, каждый шаг отдавался громом в ушах, ноги дрожали и норовили уронить свою хозяйку на холодный линолеум. Спустя пару глухих ударов сердца девочка уткнулась носом женщине в грудь, обняла за тучную талию и прошептала:

– Мамочка, миленькая, не говори так…Я люблю тебя, очень-очень, но как можно любить, если я не появлюсь на свет? Пожалуйста, мамочка, прости…

Из женщины, казалось, выпустили весь пар, как если бы с закипевшего чайника снять крышку – резкий, свистящий звук, постепенное охлаждение, а затем вода становится приятной, не обжигая горло и не причиняя боли. Мать виновато погладила дочь по волосам.

– Алина, да, я была не права. – Горькая улыбка, искреннее раскаяние. От бури в её душе не осталось ни следа – доброе слово, неожиданный жест сотворили чудо, совладали с внутренней непогодой, будто со злым псом. Собаку нужно было лишь погладить и сказать, какой он хороший, чтобы не видеть внушавших страх клыков. – Прости меня тоже, так вышло, сама понимаешь…

– Мама! – младший брат, прятавшийся в ванной, выглянул из своего укрытия и с  весёлым смехом кинулся к женщине в объятия. – Я уберу осколки, ты Алину не ругай, она ничего плохого не делала! И новую вазу я куплю!

Алина молча кивнула, вытерла слёзы рукавом, слабая улыбка расцвела на её губах белой лилией, показывая, что девочка не злится.

– Мы вместе купим, — поправляет она брата, берёт его за руку, смотрит на мать. – Только прошу тебя, мамочка, не говори больше того, о чём придётся потом жалеть.

Женщина всхлипнула и спрятала пылающее от стыда лицо в ладонях.

…Словом можно спасти. И только от человека зависит, как монеты его слов, отпущенные из кошелька рта, повлияют на то, что ему дорого. Следите за своими словами так, будто они имеют вес, силу и энергию. И тогда непременно горсти букв, сцепившихся вместе  и нанизанные на нить смысла, принесут счастье и гармонию в души людей, рождающих их на свет. Слова – наши дети. Любите их за то, что мы можем слышать друг друга. Любите их потому, что можете добавить свою бесценную горсть звонких монет в мировую копилку. Общую на всех.

3 thoughts on “Словом можно…

  1. Я всегда считал, что идеи выражаются простыми душевными словами и Надежде, по-моему, это удалось. Рассказ понравился.

  2. Тут дзве важныя тэмы закранаюцца (ну, пры жаданні можна і болей знайсці). 🙂

    Умоўна — «Падстаў другую шчаку» (адзін чалавек да іншага паставіўся кепска, а той іншы не стаў доўжыць кепскія адносіны і пераламіў сітуацыю на лепшае). Праўда, тут столькі мудрасці трэба, каб гэта зрабіць.

    Але я думаю, што любы выкладчык сутыкаўся з варыяцыяй гэтай праблемы: напрыклад, ніколі нельга помсціць студэнту, нават калі той — нядобры чалавек і дрэнна сябе паводзіць. І ўсё скончыцца добра.

    А другая праблема:

    >> Лучше бы ты не рождалась на свет!

    Мая нявестка цікавіцца псіхалогіяй і дала мне відэацыкл размоў вядучага А. Гардона і псіхолага В. Троіцкай (калі каму цікава, то ў кафедральным кампутары, здаецца, засталіся файлы, якія я для калег прыносіла). І там вельмі шмат казалі пра так званыя «бацькоўскія пасланні».

    У гэтым тэксце «пасланне» выражана прама. А бывае, што яно «між радкоў». І пасланні бываюць розныя: «заўсёды заставайся дзіцёнкам», «не жыві», «ніколі не пакідай мяне» і іншыя. Калі шчыра, то шалёна цікава.

    І становіцца зразумела, што як ні старайся, які ні сачы за сабой, а абавязкова «запраграмуеш» дзіця на што-небудзь. Але калі папярэджаны, то ўзброены. 🙂

    Няважна, як і ў якой сям’і выхоўваюцца дзеці. Вельмі важна, каб яны ведалі, што іх любяць. Любяць не за выдатныя адзнакі, не за дасягненні, а проста таму, што яны, дзеці, ёсць.

Добавить комментарий