Горжусь тобой, моя синеокая Беларусь 12

Горжусь тобой, моя синеокая Беларусь

Я давно люблю театр. Люблю смотреть все свежее и нетривиальное, что появляется на театральной сцене. Люблю спектакли, после которых хочется спорить до утра, люблю смелые постановки молодых режиссеров. Я горжусь нашим Купаловским театром, ставшим одним из самых главных островков белорусского языка и вообще самоидентификации нас, как белорусского народа. Я горжусь нашей балетной школой, одной из лучших в мире.

Я люблю кино. Люблю чувствовать себя внутри фильма, его психологической атмосферы. Мне нравится ощущать жизнь других людей, видеть мир чужими глазами, выпадать на несколько часов из собственной реальности. Я горжусь тем, что в Беларуси снимают классные фильмы, например, документальный “Дебют”, который в этом году бурно обсуждается на лучших европейских кинофестивалях.

Я люблю животных. Люблю наблюдать за ними, заботиться о них. Думаю, мы, люди, нанесли невосполнимый ущерб животному миру. И поэтому я не бываю в зоопарках и, если бы сейчас и пошла в цирк, то не осталась бы на второе отделение… А горжусь я тем, что, благодаря усилиям польских и белорусских ученых, удалось сохранить популяцию зубров, невзирая на ужасы второй мировой войны и сложности двадцатого века.

Так почему же я люблю одни вещи, и не терплю другие? Гены, мое окружение, среда, в которой я выросла, книги, которые прочла, мои наставники и друзья, случайно услышанные фразы и случайно подсмотренные сцены из жизни других людей – все это в той или иной мере сформировало мои предпочтения, мои взгляды и вкус.

Я горжусь тем, что Франциск Скорина – мой земляк, сделавший огромный вклад в дело книгопечатания. Горжусь научными открытиями Жореса Алфёрова и литературным наследием Ивана Мележа, Василия Быкова, Светланы Алексиевич. Мне приятно от того, что один из лучших писателей-фантастов – Айзек Азимов – родом из Беларуси. Трудно осознать, сколько усилий и таланта понадобилось нашим спортсменкам Дарье Домрачевой и Александре Герасимене, да и всей современной плеяде больших белорусских спортсменов, для того, чтобы мы привыкли к олимпийским победам и мировым рекордам.

Горжусь тобой, моя синеокая Беларусь 13

Получается, что гордимся мы тем, что является результатом большого труда и таланта, веры в себя и в будущий успех своего дела. А любим мы что-то априори, просто так. Любовь произрастает из самых глубинных, подсознательных слоев нашей психики. Корни любви и гордости не пересекаются.  Любовь часто имеет дело с абстрактным, умозрительным, а гордость всегда имеет конкретную, материальную природу. Что же тогда мы имеем в виду, когда говорим, что гордимся своей страной? Мне кажется, что мы говорим так, когда гордимся чем-то, что сделала страна, но не ей самой. Гордиться можно, например, миротворческими усилиями Беларуси в конфликте между Украиной и Россией. Есть много поводов для гордости и много поводов для стыда. Но к любви к своей родине все это имеет мало отношения… Я даже уверена, что и количество поводов для гордости или стыда за родину тоже не заставит человека ни полюбить ее, ни разлюбить.

Моя страна – очень красивая. Всякий человек на планете может сказать это про свою родину. Швейцарец расскажет об альпийских лугах, испанец – о кастильском солнце, американец – о Гранд-Каньоне, а индеец – о разливе Великой Амазонки. А я рассказала бы о голубых глазах – о ручьях, реках и озерах Беларуси. Но ведь это и так знает каждый из нас. Поэтому расскажу о другом.

В Беларуси десять тысяч озер и двадцать тысяч рек, голубых и чистых как глаза ребенка. Как раз столько, сколько детей-сирот. Мы не только пока не сумели значительно снизить их количество, но даже не можем помочь им всем с новыми семьями. Десять процентов из них усыновляют иностранцы… Точнее — итальянцы, потому, что Италия является единственной страной мира, гражданам которой разрешено усыновлять детей из Беларуси.

Самое большое озеро в Беларуси – Нарочь – это почти 80 квадратных километров чистой водной глади! Как раз столько белорусов сегодня живут в городах. Деревня умирает на наших глазах. По данным статистического комитета у нас 1395 пустых деревень и еще 5849 деревень, в которых живет меньше десяти человек. Не живет, а доживает!

Умирают не только отдельные деревни, умираем мы все. Нас становится все меньше с каждым годом. Отрицательный прирост населения продолжается с 1994 года. Только за 2018 год белорусы “обеднели” на 25 тысяч человек. При этом средняя продолжительность жизни не растет, значительно уступая странам Европы. А разрыв между средней продолжительностью жизни мужчин и женщин в Беларуси составляет целых двенадцать лет – такого нет почти нигде в мире! По мнению специалистов по демографии ООН этот показатель не должен превышать пяти лет. Кстати, пять квадратных километров – такая площадь у острова озера Освейское, одного из самых больших в Европе озерных островов.

Двенадцать тысяч лет назад Валдайский ледник начал оттаивать, оставив нам первозданную красоту рек, озер и болот. И каждый год примерно столько же – целых двенадцать тысяч человек – решаются выехать из страны в поисках лучшей доли. Это огромные цифры для нашей небольшой страны, тем более, что, конечно, здесь не учтены многие тысячи людей, уезжающих на заработки неофициально или в Россию, статистика по которой в виду отсутствия паспортного контроля на границе практически не ведется.

Площадь белорусских болот, целительное воздействие на атмосферу которых бесценно, составляет 2,5 млн гектаров. Примерно столько же в Беларуси пенсионеров, одних из самых беднейших членов нашего общества, средний доход которых составляет около двухсот евро в месяц. Наша самая короткая речка – Скема, соединяющая озера Нарочь и Мястро, в длину тоже все двести метров…

Самый глубокий водоем в Беларуси – озеро Долгое с глубиной 53 метра. От этой цифры становится немного не по себе, тем более, если думать о ней, когда ты находишься в воде.

Горжусь тобой, моя синеокая Беларусь 14

Но еще страшнее придуманных подводных чудовищ тот факт, что из 53% белорусов, назвавших своим родным языком беларускую мову, только 6% пользуется ей в повседневной жизни. Какое будущее ждет нас, если говорящих на родном языке – ничтожная горстка, сопоставимая со статистической погрешностью социологических исследований?! Мы почти потеряли родной язык, не хотим знать свою историю, памятники кровавых вождей до сих пор стоят на постаментах по всей нашей земле, а улицы наших городов и сел все еще красные.

Кроме чудесных озер, рек и болот, наша страна славится своими сосновыми борами, березовыми рощами и величественными дубравами. Сорок процентов территории Беларуси – леса. Сорок процентов… столько белорусов заражается вирусом иммунодефицита при использовании наркотиков внутривенно. Такова же доля женщин среди получивших ВИЧ. Мы находимся на грани общенациональной катастрофы, ведь у нас только выявленных ВИЧ-зараженных – около двадцати одной тысячи человек! По показателю заболевших на душу населения мы уступаем только России и Украине, где это заболевание уже приняло масштабы настоящей эпидемии. Не лучше обстоят дела и с наркоманией, ведь только официальных наркоманов у нас – почти девяносто тысяч человек.

Синеокая моя Беларусь… Опрятные деревеньки, хорошие дороги, чистые проспекты городов… Добротная конституция, хорошие законы, порядок вокруг тебя… Но, выходя на улицу, видишь свежеокрашенные и подсвеченные по вечерам фасады, но никак не реальные квартиры и людей в них за этими фасадами. И нужно долго и пристально вглядываться в какое-нибудь окно, чтобы хоть немного что-то понять о тех, кто живет по ту сторону стекла. Да и то – если окно не будет занавешено…

Синеокая моя Беларусь… Я горжусь многим из того, что ты делала и делаешь, и еще сможешь сделать хорошего. Я стыжусь многого из того, что ты позволила сделать, и позволяешь делать сейчас, и позволишь сделать в будущем. Но, погружаясь в себя, я понимаю, что все это не имеет значения. Потому, что я люблю тебя такой, какая ты была до меня, такой, какая ты есть со мной, и такой, какой ты будешь – я так желаю тебе быть! – когда-нибудь без меня.

И что же делать, когда вокруг тебя столько несправедливого, уродливого, ненастоящего? Можно закрыть глаза и идти дальше по своим делам. “Меня это не касается”, — думать на ходу, “я просто должен позаботиться о своей семье, так все живут…” Можно взять билет в один конец и потом, сидя на своей манхэттенской кухне, вспоминать добрые старые времена. Можно встроиться в систему. “Компромисс”, — думают такие люди, “лучшее решение, потому что мир не черно-белый”. Наверное, всегда найдутся и революционеры, готовые пожертвовать собой ради того, чтобы переделать мир по своему образу и подобию.

А есть еще один путь – любить страну, как мать любит своего ребенка. И я люблю ее так, и буду любить ее, и буду растить ее, и заботиться о ней, чтобы через годы другая девочка в своем сочинении имела больше поводов для гордости и любила ее все так же сильно.

Добавить комментарий