Европейское Средневековье сквозь призму современной японской манги 11

Европейское Средневековье сквозь призму современной японской манги

Введение. Средневековье в нашей культуре

В последние несколько десятилетий массово увеличилось число культурных постановок, связанных с эпохой Средневековья. Следуя по стопам Дж. Р. Р. Толкина или К. С. Льюиса, появилось огромное количество фантастических произведений, вошедших в индустрию развлечений. Став как локальным, так и глобальным явлением, эстетика Средневековья добилась успеха во всем мире, начиная с экранизации «Властелина колец» и заканчивая многопользовательской онлайн-игрой «World of Warcraft».

Японский ученый Игучи Ацуши отмечает в своей статье, что «любой случайный посетитель японских книжных магазинов никогда не упустит возможность заметить, что они полны изображений европейского Средневековья». Таким образом, мы могли бы спросить себя: в какой степени элементы средневековой культуры проникли в Японию? Поэтому я попытался в первую очередь ответить на этот вопрос, определив, как это влияет на современную индустрию манги. Затем мы обратим свое внимание на два произведения разных жанров, которые предлагают новый взгляд на то, как средневековье адаптируется в Японии: историческую мангу «Сага о Винланде» и романтическую мангу «Волчица и пряности».

Присутствие европейского средневековья в Японии

За последние несколько десятилетий нашего века глобализации ускоряющиеся темпы межкультурных обменов изменили ассортимент японских магазинов манги, и европейское средневековье стало новой областью исследований для авторов, предлагая им новые возможности.

По мнению критика Эномото Аки, первым шагом стало влияние японских переводов К. С. Льюиса, Дж. Р. Р. Толкина и Урсулы К. Ле Гуин на местных авторов молодежной литературы. Затем, в 1980-90-е годы, начался бум средневекового фэнтези. Вызванный успехом японских видеоигр, таких как Dragon Quest и Final Fantasy, которые используют европейское средневековье в качестве сеттинга, оно быстро распространилось в других культурных медиа, даже сыграв важную роль в создании нового литературного жанра – ранобэ – особого развлекательного романа в Японии, который в основном ориентирован на учащихся младших и старших классов.  Эномото отмечает, что один из первых таких романов «Рубаки» Канзаки Хаджиме изображает фантастический мир, вдохновленный японскими ролевыми играми, а не оригинальным средневековьем, поскольку местным молодым читателям легче понять и принять его. На протяжении большей части 1990-х годов это стало типичным представлением средневекового фэнтези в Японии.

Викинги, пришедшие из Страны восходящего солнца

Прошедшее десятилетие принесло бесчисленное множество работ в сеттинге Средневековья. Индустрия манги по-прежнему является основным источником этого движения, и в ней легко можно найти что-нибудь интересное лично для себя. Среди таких работ можно наблюдать растущий интерес к историческим репрезентациям. Некоторые из них изображают вольную интерпретацию различных героических фигур, таких как Жанна д’Арк. Другие используют подробные академические исследования, как в манге Сорё Фуюми «Чезаре», посвященную возвышению старшего сына Александра VI. Здесь мы обратим своё внимание на необычную работу Макото Юкимуры «Сага о Винланде». Выпуск этой манги начался в 2005 году и продолжается до сих пор. В ней рассказывается о датском завоевании Англии в начале 11 века и жизни знаменитого исландца Торфинна Карлсефни, который последовал по маршруту Лейфа Эриксона, чтобы исследовать мифический Винланд. В первых главах читатели следят за жизнью главного героя как викинга, находящегося под властью Аскеладда, который убил его отца и которому Торфинн хочет отомстить. Череда событий приводит его к тому, что он становится свидетелем возвышения датского короля Кнуда Великого, теряет смысл существования и оказывается рабом. Вступив на путь искупления, полностью отказавшись от насилия, и вновь обретя свободу, Торфинн оставляет позади своё воинское прошлое и стремится создать место для тех, кто не может жить в мире, охваченном войнами.

Автор использует три элемента в качестве основы для своего рассказа: скандинавскую литературу, главным образом «Сагу о гренландцах» и «Сагу об Эйрике Рыжем», историю викингов и идеи пацифизма. Персонажи манги, особенно Торфинн, Аскеладд и Кнуд, пытаются добиться идеального мира без войн разными способами, несмотря на то, что их швыряет из стороны в сторону на их бесконечном пути безжалостного насилия, поиска идентичности, желания силы и сомнений в вере. Они стремятся к невозможной утопии, за которую они никогда не смогут ухватиться. Таким образом, европейское Средневековье тут служит инструментом для демонстрации до сих пор актуальных проблем нашего общества.

Автор допускает некоторые вольности в отношении исторических событий, таких как юность короля Кнуда, его отношения с Торкеллем Высоким или даже его женственная и хрупкая фигура – вплоть до шестого тома. Можно также отметить, среди прочего, факт того, что Аскеладд обезглавливает датского короля Свена Раздвоенную Бороду. Использование Аскелада в роли персонажа, совершающего цареубийство, обеспечивает вымышленную связь между историей викингов, исландскими сагами и легендой о короле Артуре. В дополнение к тому, что Юкимура Макото изображает Уэльс как последнее прибежище романо-британских потомков, в манге настоящей личностью наполовину валлийца, наполовину датчанина Аскеладда является Люций Арторий Каст, наследник короля Артура. Его имя основано на имени римского рыцаря II века, который ошибочно стал одним из потенциальных исторических источников легенды об Артуре, в то время как его прозвище, означающее «Покрытый пеплом», взято у известного героя норвежской народной сказки. Наконец, я должен упомянуть о присутствии японских элементов, таких как фундаментальный и повторяющийся вопрос «Что значит быть настоящим воином?», который, как можно предположить, восходит к кодексу самурая и даже фигурирует в основе представления Валгаллы в кошмаре Торфинна.

Однако было бы неправильно изображать «Сагу о Винланде» как популярное произведение, которое лишь пытается познакомить японцев с экзотическими фигурами викингов. Юкимура Макото прибегает к детальным исследованиям, чтобы представить социальную структуру скандинавов. Автор без прикрас изображает жизнь средневекового фермера, реальность рабства и ужас, вызванный нападениями викингов на Англию. Как следует из названия его манги, японский художник опирается на саги и их приём позволять себе исторические вольности. Реалистичные элементы сочетаются с вымышленными, будь то колоссальная сила Торкелля Высокого в битве при Лондоне в 1013 году или легендарные Йомсвикинги, одним из которых был отец главного героя. Наряду с возвышением Кнуда и интригой, стоящей за родством Аскеладда и короля Артура, Юкимура использует отсутствие подробностей о юности Торфинна Карлсефни как в «Гренландцах», так и в «Саге об Эйрике Рыжем», чтобы приукрасить его прошлое и мотивацию экспедиции в Винланд. Таким образом, «Сага о Винланде» является не только своеобразным трактованием оригинальной скандинавской истории, но и оживляет реальность и мифы викингов, через призму которых читатели могут поразмыслить о своей собственной жизни.

Уроки экономики от волчицы

Манга «Волчица и пряности», выпускавшаяся с 2007 по 2017 год, привлекла внимание аудитории и критиков своим уникальным сюжетом и атмосферой. Действие этой истории разворачивается на фоне средневекового фэнтези и повествует о встрече Крафта Лоуренса, странствующего торговца, и Холо, богини урожая, волчицы в человеческом обличье. Поскольку Холо желает вернуться на свою северную родину, они заключают соглашение путешествовать вместе, пока не доберутся до места назначения. Так читатели наблюдают за тем, как они занимаются коммерческими делами и пересекают различные земли.

Главной оригинальностью этой работы является её способ изображения экономики в реалистичной аналогии с европейским Средневековьем. Автор использовал, наряду с другими историческими источниками, работу французского историка Жана Фавье «Золото и пряности: расцвет торговли в средние века», чтобы подробно представить быт торговца как ядро своего произведения. Через финансовые кризисы, которые служат главной движущей силой, читатели знакомятся с вопросами меркантилизма и торговых уловок. Интрига самого первого тома описывает случай крупномасштабной краткосрочной спекуляции чистотой серебряной валюты – аналогичной менее масштабной спекуляции, которая произошла во Флоренции в 14 веке. Это позволило объяснить средневековую валютную систему: от ценности траста в монетах до его геополитической силы, включая даже важную роль менял через камбиста Вейца.

Акцентируя внимание на экономике, элементы европейского средневековья повсеместно присутствуют в этой манге. Лоуренс, являющийся главным героем, показывет жизнь странствующего торговца. Помимо торговой системы, читатели узнают об опасностях и налогах, поджидающих на дорогах, которые хорошо известны историкам. Кроме того, в манге рассказывается об отношениях между иностранцами и местными жителями и трудностях обустройства. Другим немаловажным фактором в серии работ Коумэ является присутствие и влияние торговых гильдий, начиная с центральной роли компаний Милоне и Медио в первом томе. Они отсылают на знаменитые исторические здания, от дома Медичи до флорентийских корпораций Артэ дэлла Лана (гильдия шерсти) и Артэ ди Калимала (гильдия отделочников и торговцев иностранными тканями). Кроме того, автор уделил внимание средневековой социальной жизни: сменяющим друг друга постоялым дворам, питанию, медицине, влиянию монашества и даже противостоянию между язычниками и аналогом христиан.

Заключение

Из этого описания европейского средневековья в Японии можно сделать вывод, что современные японские авторы и читатели смотрят на него через три призмы: свои собственные исторические знания, культурное восприятие и личное воображение. Это делает изучение этих материалов еще более сложным, поскольку оно поднимает множество междисциплинарных вопросов. Как видно из этой статьи, для японцев манга про европейское Средневековье не сводится только к эскапизму, но и служит способом понять себя и своё место в мире.

Добавить комментарий