Не будь палач мне или друг

Не будь палач мне или друг, Не смей смеяться или плакать! Клянись, избавь от вечных мук, Страданий, не тащи на паперть. Убей мечтаний вечный грех И запиши сначала: «Сегодня я избавил тех, Кого любил, кто был мне братом! Предупрежденьям не вняли И к увереньям слепы.

Когда-нибудь закончится и это

Когда-нибудь закончится и это, Когда-нибудь оно пройдет, И с лучезарного, забытого портрета Былая краска радости спадет. Художник постарается исправить Свое творенье свежей новизной, Но, вдруг испачкав руку чистым маслом, Не станет мучиться и где-то пропадет. Но не забудутся ни кисти — ни мольберты, Ни светлые правдивые глаза.

Звать судьбы заветной милости не стану

Звать судьбы заветной милости не стану Мне отрадно слышать стук ее шагов. Не хочу о помощи кричать устало И упрямо подбирать молитвы слов. Горем вымоюсь дочиста , набело, Изведусь черно-белой тоской. Надоест – я цветочек аленький Украду из любимых снов. Там за тысячу новых горестей Продают мне тысячи новых снов.

Вандалам…

Почему торжественно и чинно Вам взбрело шагать по их костям? Почему теперь неумолимо длинно Тянется чреда открытых ран? По какому праву вы живете Без оглядки в «прошлость» новых дней? По какому праву вы умрете, Ляжете поверх былых костей? С упоением и новизной свободы Погрузитесь в рыхлый грунт Земли, А ухмылка, данная природой, Не сойдет с гранитовой плиты.