Сила — в единстве. Единство — в вере 11

Сила — в единстве. Единство — в вере

Сегодня в мире наблюдаются серьезные, можно сказать, кардинальные перемены, влекущие за собой обрушение всех устоев и ценностей. Рушатся морально-нравственные, религиозные, семейные устои — базис, на котором держится цивилизация. Нельзя допустить, чтобы сложившийся в прошлом веке идеологический раскол сменился разделением мира по религиозно-цивилизационному принципу. А ведь именно к этому ведут конфликты на Ближнем Востоке, в Азии, Северной Африке и уже даже в Европе. Все это подрывает региональную и мировую стабильность, провоцирует внутренний раскол в многонациональных, многоконфессиональных государствах, а таких государств немало. 

В нашей стране этот вопрос тоже актуален, как показали события последних лет. И хотя государство постоянно ведёт в этом направлении взвешенную и мудрую политику, возможно, стоит уделить этим проблемам больше внимания на уровне образовательной системы. Стоит более углубленно изучать вопросы религиозных истоков культуры, что способствовало бы укреплению у молодежи иммунитета против национального и религиозного шовинизма, воспитывать веротерпимость как путь к политическому плюрализму.

В процессе изучения мировых религий чаще делается акцент на различия соперничающих религий, а их общие черты сглаживаются или умалчиваются. А ведь объединяющие черты являются основополагающими в основных религиозных учениях. Это прежде всего присущие любой вере гуманизм, высокие нравственные ориентиры, призыв проявлять любовь и сострадание к ближнему. Именно эти заветы составляют основы священных книг иудеев и христиан, буддистов и мусульман. Так слова Конфуция: «Чего не желаешь себе — не делай людям», сказанные двадцать пять веков назад, впоследствии стали одним из основополагающих заветов христианства.   

Для решения этого вопроса стоит обратится к культурному опыту Китая и Японии, где мирно уживаются конфуцианство и даосизм, буддизм и синтоизм. 

Конфуцианство зародилось в смутное время непрерывных междоусобиц, когда главным стремлением людей была жажда мира и порядка. Основа конфуцианства — это правила управления государством, иерархических отношений в обществе, нормы нравственности и морали. «Государь должен быть государем, а подданный — подданным. Отец должен быть отцом, а сын — сыном». Эта ключевая фраза книги Конфуция «Размышления и слова» означала, что на верность подданных вправе рассчитывать лишь справедливый государь, на сыновнюю почтительность — лишь хороший отец.

В течение двух тысячелетий конфуцианство считалось официальной идеологией в Поднебесной. Главным критерием при проведении открытых конкурсов на государственные должности было знание классических конфуцианских текстов. А склонность к иерархии, гармонии и порядку стала ключевой чертой менталитета жителей Китая.

Сила — в единстве. Единство — в вере 12

Параллельно с конфуцианством мирно сосуществовал даосизм. Основателем даосизма считается Лао-цзы, легендарный современник Конфуция. Лао-цзы называет словом «дао» (буквально — путь) естественный ход возникновения, развития и исчезновения всех вещей и явлений. Это призыв сбросить оковы власти, бремя традиций, вернуться к примитивной простоте и неведению. Главными принципами учения Лао-цзы являются естественность и недеяние. Для власти это означает «управлять не управляя», избегать принуждения, не делать лишних усилий. Лао-цзы трактует мир как единство противоположностей, которые превращаются друг в друга. В отличие от христианства здесь нет противопоставления добра и зла, учености и неведения. Каждое существо должно оставаться таким, каким его создала природа.

Пришедший из Индии буддизм гармонично дополнил религиозный фундамент Китая. Основа этого вероучения — «колесо причинно- следственных связей». День сегодняшний есть следствие дня вчерашнего и причина дня завтрашнего. Проявляется это в перевоплощении душ. Если человек несчастлив, значит он расплачивается за грехи в своей предыдущей жизни.

В основе учения Будды лежат четыре истины. Первая: жизнь полна страданий. Вторая: причиной страданий служат неосуществленные желания. Третья: чтобы избежать страданий, нужно избавиться от желаний. Четвертая: достичь освобождения можно, пройдя восемь шагов: сделать праведными свои взгляды и представления, слова и поступки, быт и стремления, мысли и волю. Тот, кто пройдет эти восемь шагов, достигнет просветления, или нирваны.

Проще говоря, конфуцианство утверждает нравственную и социальную дисциплину, буддизм прививает контроль над желаниями, умение ценить малое, понимать истинные причины событий и ответственность за свои поступки. Даосизм прививает принятие естественности и противоречивости мира. В результате совмещения этих религиозно-философских течений сформировался китайский национальный характер — он как река, в которой слились три упомянутых потока.  

Я думаю, религиозная гармония Китая — результат многовековой кропотливой работы в сфере образования. Принятию и терпению нужно учиться с самых малых лет, тогда и результат не заставит себя ждать. Тогда новые поколения не только поддержат культурный уровень нации, но и подадут пример огромному населению земли. 

Сила — в единстве. Единство — в вере 13

Мирное сосуществование религий позволило воспитать в национальном характере китайцев столь нужные в наше время качества, как рационализм, терпение и упорство, дисциплинированность, настойчивость, уважение и почтение к традициям как своим, так и чужим, сдержанность и доброжелательность, щедрость к друзьям и сплоченность. Именно принятие и уважение друг другом различных верований сформировали национальный китайский характер и помогли народу выстоять в сложные времена, сохранить свою историю и культуру, остаться верными своим традициям и в то же время стать страной новых технологий и экономических достижений. 

Добавить комментарий