EMIN выступит на сцене Большого зала Дворца Республики 20

Психотерапия в подростковом возрасте: как, зачем и почему? Интервью с одиннадцатиклассницей

Мы с вами живем в совершенно нестабильное время, когда мир вокруг нас постоянно меняется. В последние годы в обществе наблюдается резкий скачок уровня стресса, тревожности. Пожалуй, не найдется ни единого человека, который бы за период с 2019 по 2022 год сказал бы, что ни разу не испытывал этих ощущений на себе. Именно это, по моему мнению, считается одной из причин, по которым в обществе так возросла потребность в психотерапии. Совершенно недавно психотерапия перестала считаться чем-то странным, а люди, которые посещают данного специалиста – сумасшедшими.

Но ведь не только взрослые люди могут обратиться за помощью к специалисту. А как же дети, подростки? Они же тоже нуждаются в помощи психолога. Чтобы лучше разобраться в теме подростковой психотерапии я поговорила со своей подругой Лерой Ш. , и мы готовы с радостью поделиться этой информацией с вами.

— Привет, расскажи немного о себе.

— Привет. Меня зовут Лера, мне 16 лет, я из Минска и сейчас учусь в 11 классе. Первый раз я обратилась к профессиональному психологу в возрасте 15 лет. Да, это был именно психолог, не психотерапевт, думаю, стоит это упомянуть, ибо это две разные профессии, и люди их часто путают.

— Расскажи о своем первом опыте психотерапии. Как ты нашла своего специалиста?

— Предложение о походе к психологу поступило от моей мамы. Она сама заметила, что я не в порядке. Хотя у нас с ней нет никаких тайн друг от друга, и если меня что-то волновало, то я сразу рассказывала ей об этом, в этом плане у нас контакт налажен. Но, видимо, она понимала, что мне требуется помощь квалифицированного специалиста. Помню, что контакт она взяла у знакомой, и даже на первую консультацию, она поехала со мной. Я благодарна ей за инициативу с ее стороны, за адекватное принятие ситуации, и за то, что она всеми силами хотела мне помочь. Тогда я не особо представляла, как будет проходить сеанс, что мне рассказывать о себе абсолютно незнакомой женщине. У меня не было четкого запроса, я просто хотела, чтобы мне помогли. И, надо сказать, эта женщина оказалась мастером своего дела. Я как-то сразу ощутила, что ей можно доверять. Тогда я просто сидела и много-много говорила. Я вышла с черными размазанными следами от туши на щеках. Слезы были. И в тот момент мне показалось забавным, что я сидела, что-то рассказывала, и меня понимали, понимали, о чем я говорю, делали выводы, и что самое главное — принимали. К слову, в кабинете мы были только вдвоем, обстановка была очень комфортная. После я вышла на улицу, где меня встретила мама, я поблагодарила её за всю эту идею, и попросила дать контакт, чтобы я смогла записаться на следующий сеанс.

— Дальнейшие твои занятия проходили в формате личных встреч или это были онлайн занятия? Как часто вы с ней встречались?

— Это были личные встречи. Я не живу одна, по понятным причинам, поэтому я ездила сама, так мне было комфортнее. Но очень здорово, что сейчас такие сессии можно проводить и в онлайн формате.

— И как долго ты посещала психолога?

— Около года, примерно. С перерывами, конечно, но в целом столько.

— Посещаешь ли ты психолога сейчас?

— В данный момент у меня не назначена с ней встреча, но я понимаю, что мой путь в психотерапии далеко не закончен, скорее, даже только начинается.

— Считаешь ли ты, что занятия с психотерапевтом тебе помогли справиться с твоими проблемами?

— Да, да и еще раз — да! Но, конечно же, не полностью. Для того чтобы человеку стать полностью психически здоровым требуются годы сессий и практик с разными этапами и т.д. Но когда у тебя внутри находится «ком», с которым ты сам не можешь справиться, и тебе помогают его «раскручивать», иногда надавливая на какие-то больные точки, иногда открывая двери, которые ты тщательно прятал — это действительно работает тебе на пользу. Мне не поставили никакого диагноза, это имеет право делать только психотерапевт, и к нему меня пока не направляли, но, насколько мне пока известно, у меня предрасположенность к депрессии и подозрение на расстройство пищевого поведения.

— Сделала ли ты для себя какие-то выводы после временного окончания сеансов с психологом? Может быть узнала о себе что-то новое?

— Сейчас мне интересна тема психоанализа. Я люблю читать про это, слушать подкасты, и узнавать все больше и больше. Могу говорить за себя, и для меня работа над собой и проявление интереса к тому, как сделать так, чтобы тебе же самому было лучше, это синоним «любви к себе». Я хочу верить, что это правильный путь, пусть даже если я в самом его начале.

— Спасибо тебе за приятный диалог. Не могла бы ты дать совет таким же подросткам, которые ещё не решились на такой ответственный шаг, как психотерапия, но чувствуют в этом некоторую потребность?

— Научиться принимать помощь. Знаю, иногда очень трудно открыться, поделиться, рассказать. Иногда стоит самому сделать этот первый шаг, например, подойти к родителю и сказать: «Знаешь, у меня сейчас проблемы, мне было бы приятно если бы ты помог(ла) мне». Обязательно ответственно подходите к выбору специалиста. Это правда важно. Этому человеку развязывать кучу клубков внутри вас, а не запутать еще больше. Не закрывайтесь. Находите каждый день причину улыбнуться, как бы сложно не было. В том, чтобы обратиться к знающему человеку за помощью — нет ничего постыдного или зазорного. Это всё опыт, а опыт, который мы приобретаем формирует в нас личность и делает сильнее.

Надеюсь, что история Леры сможет кому-то помочь, вдохновит и замотивирует на поступок, который вы, возможно, давно откладывали. И, как уже сказала моя подруга, нужно только сделать первый шаг – и ваш «клубок» проблем обязательно сможет распутаться при помощи квалифицированного специалиста. Вы у себя одни. Так берегите же единственное, что у вас есть — себя.

Добавить комментарий