Не умею 10

Не умею

Сейчас мне верится в лето и в август с тем же успехом, что и в летающих драконов над Минском. D окне моем только и видно, что серое небо, грязные ошметки снега и провинциальный пейзаж. Но, признаюсь, все это мне нравится гораздо больше, чем раскаленный последний месяц лета. можно было бы порадоваться остатку каникул, но я обычно в это время прячусь в пещере с наглухо заштореннными окнами, а существую и передвигаюсь исключительно затемно.
У меня-то и на солнце аллергия. Самая настоящая, но справку дома забыла. Чуть выйду – и сразу на моем бледном полупрозрачном тельце расцветают драматичные пятна, в придачу ко всему – романтичное головокружение, а в жару – обморок.
Я спрашиваю у Яндекса:

— Что на улице?
И Яндекс мне отвечает:

— Возрадуйтесь, +30!

— Сколько? – переспрашиваю я в надежде на пощаду и начинаю проверять Гисметео, молясь в голове всем существующим богам, потому что верить в это я отчаянно не желаю.

— Ура! – кричат аккаунты друзей.
Я на коленях умоляю Гидрометеоцентр сбросить хотя бы один градус по дружбе.
На третье обновление Яндекса я получаю уже не скидку, а прирост температуры еще на один градус. Как жаль, что браузер не слышит моего воя.
Откопав непонятно откуда пыльный вентилятор времен Античности, я передвигаюсь по квартире исключительно с ним в обнимку, пытаясь найти одежду. Но весь мой шкаф, от самых его недр до ручки, сплошной демисезон. Из обуви – только кеды, но они для +20 максимум.
Вся синтетика отпадает. Всего того, что толще марли, я старательно избегаю и даже дотрагиваться не хочу (и не могу). После мучительных поисков я надеваю легкое платье, купленное мною еще в прошлой жизни на распродаже на случай, если мое жалкое существование однажды разбавит море или хотя бы любовь.
Делаю шаг на раскаленный противень асфальта и порывы урагана поднимают мое платье к голове. Простите, я совсем забыла, где я живу. Здесь, помимо машин, парков и магазинов, есть ветер.
Периодически пытаясь поймать платье, чтобы избежать демонстрации контента для детей старше 16, двигаюсь к метро.
Метро. Оно холодное. Только вот дело в том, что не я одна такая умная. Сопровождаемая божественными ароматами соседей по эскалатору, я, касаясь чужих не в меру обнаженных и в меру липких тел, спускаюсь на перрон и сажусь в поезд. Он дружелюбно открывает свою пасть, выплевывает одну партию вареных людей и глотает свежих.
Здесь я становлюсь частью картины Босха. Мне уже неизвестно, где мои руки и ноги, а где чужие. Кто-то очень вовремя открыл рядом со мной колу, которая тут же пролилась на меня (если бы она была холодной, то я бы расцеловала негодяя, но увы). Я пытаюсь пробраться поближе к открытому окошку, источнику хоть какого-то кислорода, но в эту же секунду меня вжимает в толпу, а именно — в интеллигентного дяденьку, который, к сожалению всего вагона, даже не подозревает, что такое дезодорант.

— Жарко сегодня, — заводит он светскую беседу то ли со мной, то ли с кем.

— Да, — многозначительно решаюсь ответить я.
Выхожу на Немиге. Только в моем поле зрения играют трое уличных музыканта.

— Купите шарики!

— Девушка, может познакомимся?

— Который час, не подскажите?
Очень важно не забывать ловить платье.
Город бурлит, все полуголое, безвкусно и бесконтрольно цветное, жареное и шкварчащее – эстетический пир. Не суди ближнего своего по внешнему виду, когда улица как сковородка, и сам не судим будешь. Солнце впивается мне в глаза, потому что здесь оно низкое и если светит, то сжигает меня как лупа муравья. Оно объявило мне войну и и плавит мозги, душит и печет.
Платье улетает!
Чтобы найти тень, нужно думать, как тень.
Я двигаюсь к ближайшему кафе. В меню айс-чай, мохито, лимонад с сиропом. Меня интересует лет и отсутствие сахара.

— Что кроме коктейлей есть холодного?

— Мороженое!

— Воду со льдом, пожалуйста.
Как же она восхитительна. Моя бонаква вскипела в сумке три квартала тому назад, и смысла в ней теперь ничтожно мало. К запотевшему стакану я хочу прильнуть руками, лбом, телом, а еще лучше – уменьшиться и нырнуть.
Вернись, привычный Минску климат, — я ни разу на тебя не жаловалась. Обдувайте меня, обдувайте, жесткие ветра; лейте на меня, лейте, дожди;посыпайте меня, посыпайте, осенние гнилые листья!
А какое красивое у меня осеннее пальто!
И вот я – пятнистая, недовольная – потягиваю холодную воду без газа и задаю себе один единственный вопрос. Когда я умудрилась стать брюзжащим жителем склепа? Раньше же было иначе. На даче у деда, набегавшись за день и насобирав новых синяков, сидела на крыльце и ждала звездопад. Тогда это и вправду было похоже на лето. И главной в нем была радость, а не температура воздуха.
Когда-то я просто умела лето. А не вот это все.

Не умею 11

Добавить комментарий