Легенда белорусской музыки 14

Легенда белорусской музыки

Какие ассоциации возникают у вас, когда вы слышите словосочетание «белорусская музыка»? Наверняка это усатый мужчина в вышиванке с домброй наперевес, или, может быть, юная девушка, чьи волосы заплетены в тугую косу, а кончик ее опускается на струны цимбал? Да, белорусская музыка часто имеет ярко выраженный национальный характер, но что, если я скажу, что среди наших земляков были люди, которые смогли разрушить этот стереотип?
Речь пойдет о Евгении Александровиче Глебове – уроженце города Рославль. Его семья, хоть любила и ценила музыкальное искусство, была против его карьеры музыканта, которую он планировал построить, поэтому тогда еще простому, хоть и с незаурядным талантом, юноше Жене пришлось пойти учиться в Рославльский техникум железнодорожного транспорта. Родители его в свое время тоже связали свою жизнь с железной дорогой, поэтому это занятие можно было назвать самым настоящим «семейным делом», которое должен был с гордостью перенять Евгений Александрович. Но душа его лежала к совершенно другому. Он совсем недолго проработал на железной дороге, а когда бросил эту работу – попробовал поступить в Могилевский музыкальный колледж. В который его, впрочем, не приняли, ведь будущий композитор совершенно не знал нотную грамоту и мог похвастаться разве что своим владением гитарой. Но молодого человека, идущего к мечте, никто не мог остановить. Уже спустя некоторое время, посовещавшись с одним знаменитым цимбалистом, бывшим в тот момент в Могилеве, он принял решение поступить в белорусскую консерваторию на композиторский факультет.
Затея эта закончилась успехом, да еще каким! Молодому композитору несказанно повезло, ведь он стал учеником еще одного не менее великого музыканта – Анатолия Васильевича Богатырева, известного не только своими операми, но и написанием музыки к фильму Владимира Корш-Саблина «Константин Заслонов». Мечта сбылась.
На этом можно было и закончить историю Евгения Глебова о нелегком пути к музыке, но впереди его ждали только новые испытания. Когда он все же добился долгожданного признания, а его произведения стали популярными, его ждало новое потрясение – исключение из Белорусского союза композиторов, которым на тот момент руководил Игорь Михайлович Лученок. Евгений Александрович Глебов был самым настоящим гением, талант которого признавали не только в Беларуси, но и за ее пределами. Но, решающую роль в этом печальном событии сыграл то ли дух соперничества, существующий между двумя композиторами, то ли сложности в их личных  отношениях… Кончилось это весьма печально, как я и указала выше.
Казалось бы, все плохое, что могло произойти, уже произошло. Но, к сожалению, это было не так. Каждое законченное музыкальное произведение, как все знают, должно обрести своего слушателя, получить его признание, но и с этим у Евгения Глебова возникали проблемы. Его, пожалуй, самый знаменитый балет — «Маленький принц», не был допущен к показу в Беларуси, поэтому премьера его состоялась в городе Хельсинки в 1983 году, а уже после он был поставлен в Большом театре в Москве. В обеих странах публика очень тепло встретила музыку белорусского композитора. Премьера же в Беларуси состоялась уже после его смерти.
Чем же Глебов так запоминается и почему я рекомендую каждому ознакомиться с его творчеством?
  Мне не посчастливилось присутствовать на самой премьере, хоть я и очень хотела на нее попасть, но после домашнего прослушивания музыки Глебова я могу с уверенностью заявить, что это человек, который реформировал представления о музыкальной культуре Беларуси. В его мелодиях сочетается уверенность и нежность, а струнно-смычковые инструменты будто играют в прятки с духовыми, заявляя о своем местонахождении нежными и в то же время звонкими переливами. Вы не встретите в его творчестве тех самых знаменитых народных мотивов, полек и прочих достояний белорусской культуры, но вы точно сможете открыть для себя что-то новое и интересное. Услышать те гармонии, которые до того никогда и не представляли.
Я считаю, что о таких важных людях в истории Беларуси стоит говорить как можно больше, чтобы их вклад стал не легендой, в правдивости которой можно усомниться, а народным достоянием, которым сможем гордиться мы и наши потомки.

Добавить комментарий