«Мало кто знает, что Алексиевич подарила библиотеке журфака 1000 долларов»

Юлия Дубовская

Институт журналистики БГУ

8 октября в 14:01 Беларусь официально узнала о присуждении Нобелевской премии по литературе Светлане Алексиевич, белорусской писательнице, выпускнице журфака БГУ, автору нашумевшего цикла «Голоса Утопии» и ряда книг, переведённых на 19 языков мира. «За многоголосное творчество — памятник страданию и мужеству в наше время» — так прокомментировала вручение постоянный секретарь Шведской академии Сара Даниус.

Иллюстрация: Николас Элмехд, NobelPrize.org

Иллюстрация: Николас Элмехд, NobelPrize.org

Вообще, творчество Алексиевич ярко выделяется на фоне современной литературы и стоит как бы особняком. Его нельзя оценить однозначно, как и саму писательницу, в венах которой течёт смесь  украинской и белорусской кровей. Родилась она в 1948 году в Ивано-Франковске, потом, после демобилизации отца, вся семья перебралась в Беларусь. Оба родителя преподавали в школе, долгое время её отец даже занимал пост директора, наверное, поэтому сама Алексиевич всегда колебалась в выборе будущей профессии, но всё-таки журналистика оказалась ближе. Когда закончила школу, два года работала корреспондентом районной газеты «Припятская правда» в Наровле, чтобы получить трудовой стаж, а в 1967 году она успешно поступает на факультет журналистики по специальности «печатные СМИ».

После окончания журфака, Алексиевич снова становится на распутье: продолжить заниматься журналистикой (в то время её направили на практику в Берёзовский «Маяк коммунизма») или, следуя семейным стопам, остаться преподавать в сельской школе немецкий язык и историю. Однако через два года её приглашают на работу в редакцию республиканской «Сельской газеты» в Минск, где она остаётся жить, а в 1976-ом получает должность руководителя отдела очерка и публицистики в «Нёмане» — позже она защитит диплом по теме «Литературная критика в журнале «Нёман». Но всего этого будто было недостаточно — именно тогда и начинаются долгие поиски себя и своего героя.

1970-ые, фото из личного архива Светланы Алексиевич

1970-ые, фото из личного архива Светланы Алексиевич

Всё началось с книги «Я уехал из деревни» (1976) о тех, кто переехал жить в город из маленьких посёлков и местечек, однако её запретила цензура ЦК Компартии БССР «за непонимание аграрной политики» — сборник так и остался неопубликованным. В 1983-м выходит «У войны не женское лицо», документальная повесть о Великой Отечественной глазами женщин-фронтовичек. Продолжая военную тему, через два года Алексиевич выпустит книгу «Последние свидетели: сборник недетских рассказов», а в 1989-ом — «Цинковых мальчиков». В основу третьей книги легли истории «сыновей Афгана», которые писательница собрала в четырёхгодичной поездке по «стране смерти».

Кабул, Афганистан, 1988 г.

Кабул, Афганистан, 1988 г.

Затем последовали «Зачарованные смертью» (1993), где была затронута проблема волны самоубийств во время ломки социалистических устоев и кризиса, в 1997 году опубликована «Чернобыльская молитва», а в 2013-ом — нашумевшая «Время second-hand», окончательно оформившая цикл «Голоса Утопии», цикл о феномене советского государства и о приближающейся смерти «красного человека».

Каждая из тем в её творчестве остросоциальна и вызывает множество незакрытых дискуссий. Продолжают ставится пьесы по мотивам книг Алексиевич, снимаются как документальные, так и художественные фильмы, а она не прекращает писать: известно, что сейчас ведётся работа над книгой «Чудный олень вечной охоты», в этот раз состоящая из рассказов о любви — всё-таки Алексиевич, как бы то ни было, остаётся просто женщиной.

Studlive решил узнать, а что знают о «первом белорусском «Нобеле» студенты и преподаватели журфака.

Юлия Лукьянюк, филолог, доцент кафедры стилистики и литературного редактирования:

— С романами Алексиевич я познакомилась ещё в школе. Помню, как отец выписывал «Роман-газету», где публиковали отрывки из книги «У войны не женское лицо». А в университете я даже защищала курсовую работу по её творчеству, анализировала произведения «Цинковые мальчики» и «Чернобыльская молитва».

Для меня Алексиевич — необычный писатель. Её сборники ассоциируются с хором, где сольные партии органично сливаются в единое целое. В её произведениях, на мой взгляд, не передается история событий. Это, прежде всего, история эмоций, история душ (иногда, на мой взгляд, чересчур обнажённая). Она рассматривает в своих книгах наиболее актуальные и самые горькие для Беларуси исторические события (чернобыльскую катастрофу, войну в Афганистане, Великую Отечественную) через призму индивидуальных особенностей и интересов каждой отдельной личности. Историю интересуют исключительно факты, а Алексиевич смотрит на мир не только как историк, но и как писатель, как журналист, как человек и, конечно, как женщина.11-770x470

Это знаменательное событие – первый нобелевский лауреат из Беларуси. Я считаю, нам надо просто гордиться тем, что эта удивительная писательница считает себя именно белоруской, она заслужила награду на все 100 %. Теперь об Алексиевич узнал весь мир, а она, в свою очередь, расскажет всему миру о нашей стране.

Фаина Наконечная, студентка 5-ого курса Института журналистики БГУ:

— В феврале 2014 года я решила пойти на презентацию книги Алексиевич «Час second-hand». Тогда я о ней как писательнице и человеке не знала ничего, но сама атмосфера поисков старого здания Цеха (свободная арт-площадка для мероприятий — прим. авт.) уже натолкнула на мысли, что будет интересно.

Действительно, на встрече Светлана рассказала историю, которая произошла с ней во время разговора в Афганистане с солдатом какого-то высокого ранга, не помню точно какого. Он решил подшутить над ней и спросил, не хочет ли она увидеть «нашего лучшего спортсмена-солдата». Она согласилась. После этого он принёс ей лопату, на которой лежало то, что должно было напоминать человека, то есть реальные останки этого солдата — «напоролся на мину…»

После этого я решила, что обязательно поговорю со Светланой. И у нас, действительно, состоялась хоть небольшая, но очень приятная беседа. А потом некоторые её книги стали основой моих рассказов. В том смысле, что я тоже решила выбрать жанр «человеческой истории».

aleksievich_20151008_tutby_brush_phsl_001

А вообще, я считаю правильным, что сейчас на неё обратили внимание — ведь Нобелевская премия долго уходила от Беларуси. Теперь даже многие незнакомые мне люди, спрашивая откуда я, понимающе говорят: «А, это там где Алексиевич!»

Шеин Валерий Николаевич, кандидат исторических наук, доцент, преподаватель кафедры  теле- и радиовещания БГУ:

-Вы понимаете, что такое получить «Нобеля» для Беларуси? Да это ж просто невообразимо! Нобелевских лауреатов по литературе со всего постсоветского пространства — единицы, а теперь среди них и наша Света. Да, она прославила нашу страну.

Алексиевич я знал не сказать, чтобы близко, всё-таки моя специальность — радиожурналистика, а она тогда училась на «печатных СМИ», но журфак тогда был очень маленький, группы небольшие, поэтому преподаватели знали в лицо почти всех студентов. Например, мы все вместе ездили на картошку, часто встречались в коридорах.

Во время учёбы Алексиевич очень сблизилась с Бондаревой Ефросиньей Леонидовной, тогда они всей группой издавали литературный бюллетень — интересная такая вещь. Вообще, помимо основных предметов, «печатники» изучали кинокритику и искусство, а Ефросинья Леонидовна — лучшая в этом деле. Не прошло бесследно и влияние Сницеревой Нины Александровны, Орловой Татьяны Дмитриевны, дочери знаменитого Орлова, советского актёра.

Конечно, теперь об Алексиевич заговорили все — такое событие, естественно, этим нельзя не гордиться. И она, безусловно, заслуживает уважения.

default-13kn

Может, это прозвучит немного стереотипно, но я помню её очень тихой, скромной, даже закрытой студенткой, она всегда была как бы в себе, в своих мыслях — такая незаметная, одевалась неярко.

Последний раз я виделся с Алексиевич в редакции «ЛиМа», мы с ней тогда так душевно поговорили обо всём, о мелочах каких-то, о жизни в целом. Вообще, с ней я могу говорить на какие угодно темы, несмотря ни на что, она очень располагающий человек.

Если касаться её творческого кредо, то я считаю, что Света не мастер художественного слова, даже не публицист — она документалист, вот как. Многие сравнивают её произведения со «Севастопольскими рассказами» Льва Толстого: но что Толстой? Это были первые шаги в так называемой документалистике, прообраз того, чем Алексиевич занимается сегодня. Конечно, она выбирает вечные темы, войну, например, однако её творчество раскрывает другую жизнь, жизнь советских людей, понимаете? Она первая начала писать о том, о чём до этого Европа и мир попросту не знали.

Я считаю, что категорически нельзя сравнивать её с Быковым, как любят делать в наших СМИ: да, Быков талантлив, безусловно, но о нём на Западе никто толком не знает, а об Алексиевич — да. Хотя её книги, конечно, выходят за рамки понимания как простого интервью в журналистской обработке, так и какой-то чистой документалистики, хроникальных записей и тому подобного. Из Алексиевич, я скажу, получился бы неплохой радиопублицист — именно так я охарактеризовал бы её специализацию. Хотя сейчас радиопублицистика, как и вообще публицистика не пользуются популярностью.

Собрание произведений Алексиевич от издательства "Время", 2013

Собрание произведений Алексиевич от издательства «Время», 2013

Другое дело во времена Смирнова, когда писалась его знаменитая «Брестская крепость». По сути дела это было нечто близкое к радиопублицистике, первое в своём роде произведение — раньше такое не появлялось нигде. Великой заслугой Смирнова можно считать то, что он открыл людей, открыл героев. А у Светы уже другой уровень: это больше беседы, а не интервью. Переосмысление того, что ей говорили, о чём рассказывали, чем делились в интимном разговоре, как раскрывались перед ней. Однако идея Алексиевич в этом не нова — до неё первым в подобного рода документалистике работал Алесь Адамович. В принципе, она и называет его своим Учителем, своим проводником. Он подсказал ей, а дальше, как видите…

Вероника Гамзюкова, студентка 2-ого курса Института журналистики БГУ:

— Из произведений Алексиевич я читала только «Цинковых мальчиков» — мне понравилось, как живо там всё описывается. Затем было больше десятка обзорных статей о её творчестве, какие-то интервью, рецензии, и, к сожалению, я заметила, что больше двух третьих всех материалов были написаны с негативной позиции.

Но вот совсем недавно она получила Нобелевскую премию, и теперь почти все белорусы стали гордиться ей. Что касается меня, то я не считаю эту победу нашей. Конечно, я очень рада за Светлану, рада, что она достигла такого уровня, но это лично её достижение, как писательницы, а не всей страны.

Татьяна Орлова, профессор кафедры литературно-художественной критики, доктор филологических наук, доцент, театральный критик:

— Алексиевич я знала только год, когда преподавала на журфаке. Вообще, студенткой её плохо помню — она как-то быстро оставила журналистику, быстро занялась писательской деятельностью. После выпуска мы несколько раз встречались случайно в театре, общались только на личные, творческие темы.

Теперь она такой человек… Я не хочу больше ничего комментировать, просто скажу, что она блестящая писательница, уважаемая личность — нам есть, чем гордиться.

Фотограф: Юрий Иванов, 1985 г.

Фотограф: Юрий Иванов, 1985 г.

Александр Жибуль, студент 3-его курса Института журналистики БГУ:

— Впервые я познакомился с творчеством Алексиевич, когда мне было лет 12. Прочитал книгу «У войны не женское лицо», затем была «Цинковые мальчики» — обе произвели огромное впечатление на меня. Очень натуралистично всё описано: пытки, переживания, истории реальных людей.

Я горд тем, что в нашей стране есть такие люди. А Алексеевич лично уважаю за её взгляды, смелость (хоты бы за «Цинковых мальчиков», материал для которой собирался в Афганистане) и принципиальность. Я надеюсь, что все, кто бросает сейчас в неё камни, а таких, к сожалению, хватает, когда-нибудь прозреют, увидев в ней настоящего журналиста и отличного писателя. Здоровья ей и творческих успехов!

Людмила Ушакова, библиотекарь 1-ой категории Фундаментальной библиотеки БГУ:

— Интересный факт, который мало кто знает: около пятнадцати лет тому назад Алексиевич подарила Фундаментальной библиотеке БГУ, а конкретно нашему отделу факультета журналистики, тысячу долларов. В то время её «душеприказчиком» выступил заместитель главного редактора «Народной воли» — Николай Толстик. Конечно, такая сумма переводилась не сразу, а частями, периодично. В итоге, мы закупили на эти деньги более трёхсот книг, в том числе и книги, подаренные самой Алексиевич, на немецком и шведском.

(В общем доступе медиатеки БГУ, не считая зарубежных, можно найти и другие книги Светланы Алексиевич: от «Последних свидетелей: книги недетских рассказов» до «Времени second-hand», между которыми разница почти в тридцать лет – прим. авт.).

Виктор Шимолин, кандидат филологических наук, доцент, фотожурналист:

— Со Светланой Алексиевич я познакомился, помнится, году в 1971-м,  когда она работала заведующей отделом очерка и публицистики в журнале «Нёман», а я – начинающим репортёром отдела новостей в «Вечернем Минске», осваивал тогда новый для себя жанр фотоочерка и решил принести материал, посвящённый юбилею Минского трамвая (50 лет). В нём я вспомнил цитаты из шедевра Ильфа и Петрова, провёл исторические параллели, отыскал любопытные архивные документы о минской конке. И как бы сам собой получился недурной, на мой взгляд, материальчик на 4-5 страниц. Коллеги, узнав о «премьере», подсказали: «Неси в «Нёман!» — благо редакция была рядом, и много времени на дорогу не ушло.

Алексиевич встретила меня по-доброму, как коллега коллегу. Стало сразу как-то очень тепло, радушно, по-домашнему. Она быстро пробежала взглядом по рукописи и сказала: «Оставляй, я посмотрю, а через пару дней забегай».

«Забежал» я, значит, в назначенное время, признаюсь, с некоторым сомнением, но с верой в удачу, с надеждой, что завотделом моё творение одобрит. Да и возможность попасть в журнал, где печатались знаменитые белорусские писатели и очеркисты, как Короткевич, Быков, согревала мне душу.

B3sAkPEy4os

…Светлана открыла рукопись и начала резюмировать: как-то по-женски и вовсе не строго произнесла: «Миленько, очень миленько! Заголовок надо заменить». И тут же, выведя округлым почерком на первой странице шариковой авторучкой, написала новое название: «Земная орбита Минского трамвая». Ну, это было так по-философски, мне очень понравилось и я согласился.

После выхода журнала с моим очерком, наше знакомство продолжилось на творческой основе в виде ещё пары других материалов. А когда она ушла из журнала, я «перекинулся» на другие издания. Так бывает в нашей профессии: зачастую выбираешь не издание, а того, кто в нём работает и умеет к себе расположить. Позже мне и самому приходилось привлекать к сотрудничеству авторов, которых тогда называли внештатными.

С Алексиевич встречи случались нечастые, но «волен-неволен» я был свидетелем её творческого роста и радовался выходу каждой новой книги. Однажды, в 1975 году мы вместе оказались в заграничной поездке, организованной нашим творческим союзом. Всего в группе было двадцать человек, прошедших сито комсомольских и редакционных собраний, с характеристикой и медицинской справкой из поликлиники в кармане — не то, что сейчас. Сам факт допуска подтверждал не только благонадёжность, но и творческие заслуги «делегата».

Путешествие по южной части Германии как-то незаметно сблизило всех нас. На задний план отступили редакционные должности и заслуженные регалии. Знаете, в поездках, особенно дальних, вообще как-то быстро сближаешься с любым человеком, находишь общий язык. К концу путешествия мы действительно подружились. И, как оказалось, на всю жизнь.

Светлана Алексиевич на своей даче, 2013

Светлана Алексиевич на своей даче, 2013

Но за работой и повседневной текучкой упускаешь ход времени. Вот и с Алексиевич мы встретились случайно так, как будто простились вчера. А на самом деле прошло более двух десятков лет. Столкнулся я с ней на Городском валу, и поначалу даже не узнал. Пролетевшие годы не делают нас моложе. А Светлана, как мне казалось, никогда не обращала особого внимания на «прикид», как сейчас говорят, не красилась. И потому выглядела, как коренная минчанка, озабоченная кухней и большой семьей. На голове, я запомнил, у неё был какой-то немодный платок, но вдруг она посмотрела на меня так же, как и много лет назад: молодо и удивлённо: «Ну как ты?» «А что у тебя?» «А помнишь?…» В таком вот ключе и был разговор. Обо всём и ни о чём.

Я ведь никогда не интересовался её проблемами, не лез в личную жизнь. Она как бы оставалась для меня все тем же завотделом «Нёмана», спутницей по дорогам странствий. Конечно, я знал, что Света много работает, издаёт книги, что отклики на её публикации весьма противоречивые. Конечно, кое-что читал, но содержание её произведений казалось мне очень тяжёлым. Всё время напоминать читателям об ужасах войны, крови, людских трагедиях – ноша совсем нелёгкая. Да и читать такое не просто, когда за окном солнце, природа, жизнь.

…Она мне ещё когда-то подарила книгу «У войны не женское лицо» и написала к ней такой автограф, причём запросто так, без всех этих «уважаемый», исходя из наших отношений, она написала: «Виктор, не переставляй удивляться женщине!» И мне очень понравилось. Это ещё один маленький штрих к её портрету.

Писательницу встречают минские репортёры, 8 октября 2015 г.

Писательницу встречают минские репортёры, 8 октября 2015 г.

Образ Алексиевич, который складывается сейчас благодаря противоречивым публикациям в СМИ, во многом неверен. Вспомните, как раньше осуждали Быкова за его правдивые книги. Но прошло время, позволившее оценить их смысл и глубину спокойно и объективно. То же самое, на мой взгляд, ждёт и творческое наследие Алексиевич.

Для меня она никогда не будет какой-то такой женщиной-вамп или памятником на постаменте с отличием лауреата Нобелевской премии. Я по-прежнему вижу в ней простую, милую женщину. Добрую, готовую прийти на помощь, дать совет коллеге, ответить на любой вопрос. Вот это и есть самое главное.

Кстати, если вы также хотите поздравить Светлану Алексиевич с «Нобелем» или просто написать ей сообщение, то БГУ вам поможет: пройдя по ссылке в материале, вы сможете оставить своё пожелание или прочитать другие непосредственно в профиле писательницы на сайте Нобелевского комитета.

Поздравление от БГУ Светлане Алексиевич

Оставить свой комментарий

Вы должны авторизоваться чтобы оставить комментарий.

Studlive.by © 2018 Все права защищены

Неофициальный сайт студентов Института журналистики БГУ

Хостинг предоставлен компанией hoster.by