Гомеровский эпос в Минске: как я побывала на Троянской войне

Тихонович Анна

Веб-журналистика

Рецензия написана на спектакль Ернея Лоренци «Илиада», который прошёл в рамках фестиваля «ТЕАРТ» в Минске.

Я не завсегдатай театров. Но те несколько раз, что я была на спектаклях, оставляли неизгладимое впечатление. А эта постановка впечатлила меня, пожалуй, больше всех.

В аннотации к спектаклю по «Илиаде» Гомера написано, что особое внимание режиссёр и команда актеров уделяют слову, повествованию, ритму и звуковым образам. И это им удалось — все первое действие я сидела, не шевелясь, боясь потревожить этот образ Античности, сотканный у меня на глазах. Я была свидетелем боёв, жизни на Олимпе и военных советов смертных. Весь спектакль играл красками, обладал полнотой образов благодаря музыке и ритму.

Первоначально тон постановке был задан разбитой бутылкой с водой. Это послужило отправной точкой, однако начало всего действия, по моему мнению, произошло чуть позже: когда прозвучал первый удал пальцами по микрофону. Я до сих пор поражаюсь, как, имея в распоряжении всего несколько микрофонов, можно практически перенести на поле битвы. Были «взлеты», когда музыка достигала своего апогея, и «падения», когда звук обрывался. И такой приём придал особый шарм всей истории, дал объёма. Радует, что практически не было смешения жанров или, что хуже, излишней адаптации к современному зрителю. Единственный раз, когда звуковое сопровождение было слишком осовремененным — во время триумфов Патрокла, его побед в битве. Некая смесь джаза и античных напевов – это то ещё сочетание. А завершение всего спектакля песней на английском вовсе не показалось мне удачной идеей. Будто бы вязать шарф целый месяц, а в конце взять и распустить его по петелькам.

Игра актёров стоила того, чтобы купить билеты на спектакль за месяц до него. Они абсолютно вжились в роль, иногда казалось, что ещё немного – и актёр действительно распрощается с жизнью. В частности, когда «убивали» Гектора. Я сидела достаточно близко к сцене, чтобы видеть, как медленно гнётся металл, из которого был сделан щит. И с уверенностью могу сказать, что рука у Марко Мандича (Гектор) будет болеть ещё дней пять.

Странным в этом спектакле считаю обнажение убитых. Да, возможно это было сделано для усиления реалистичности созданной атмосферы или для демонстрации того, что все люди беззащитны лишь перед смертью. Но всё же голый мужчина не добавляет никакой культурной ценности этой постановке.

Также мне показался неправильно интерпретированным образ Громовержца. Здесь его показывают излишне иронично, гиперболизировав иронию Гомера, которую он вложил в отношение к богам Олимпа. Как мне кажется, Зевса следовало показать чуть более строгим и мудрым правителем, заслуживающим уважения и внушающим страх, нежели таким любвеобильным самодуром. Над Зевсом в этом спектакле хотелось смеяться, создавалось ощущение, что Матей Пуц (Зевс) пил вовсе не воду, а алкоголь. Увериться в том, что актер трезв, можно было, только смотря на него, когда его персонаж не был задействован. Я не увидела Зевса таким, каким он мог бы быть: правителем, решающим, кому помогать, а кого бросить на волю судьбы.

 Этот спектакль оставил свой осадок, заставил задуматься о многих вещах. Постановка весьма удачная, и её стоит посмотреть всем хотя бы для того, чтобы почувствовать атмосферу Античности. Актёры справились со своей задачей, о чём говорят долгие овации публики по окончании второго акта.

Оставить свой комментарий

Вы должны авторизоваться чтобы оставить комментарий.

Studlive.by © 2018 Все права защищены

Неофициальный сайт студентов Института журналистики БГУ

Хостинг предоставлен компанией hoster.by