Соперники? Кубок они могут потрогать лишь глазами, ему нравится у меня на шкафу

Марта Кудина

Институт журналистики БГУ

«Соперники? Кубок они могут потрогать лишь глазами, ему нравится у меня на шкафу». Лучший бомбардир сборной журфака – о факультетском футболе, истериках и стиральной машине

В эксклюзивном интервью Studlive.by Никита Киселев раскрывает секреты главной команды факультета и объясняет, какое отношение повязка со смешариками имеет к первому курсу и мотивации.

Интервью с Киселевым Никитой

– Философский вопрос: что для тебя футбол?
– Адреналиновая штука, самовыражение и возможность понять, насколько тебя могут ненавидеть лучшие друзья, если у тебя явно не день Бекхэма.

– Твои футбольные кумиры? Почему они?
– Мексиканец Хавьер Эрнандес, Луис Суарес и Димитар Бербатов. У первого возведено в абсолют умение забивать и улыбаться. Если задуматься, помимо этого, у него не так много сильных качеств. Но эти – убийственны. Суарес безумно талантлив и в такой же степени обезбашен. А Бербатов – эстет, эталон вальяжности и пребывания в каком-то своем мире. И ему пофиг на нас всех.

– Какие качества ты приобрел благодаря футболу?
– Склонность к истерикам и матершине. На самом деле главное – понимание того, что общий успех команды зависит от серьезности подхода каждого. Когда по юношам играл за солигорский «Шахтер-93», слегка преувеличил боль в ноге и вместо тренировки пошуршал на день рождения одноклассника. Меня засекли одноклубники. На следующий день со мной никто не разговаривал, а во время тренировочного матча друзья радостно лупили меня по икрам, давая понять: они не в восторге от моего решения. Больше я так не делал.

До сих пор восхищаюсь отношением к делу в Солигорске. Если кто-то травмировался или по тем или иным причинам не мог заниматься, он все равно приходил на треньку. Сломал палец, загипсовали? Так ты это, приваливай, побьешь по воротам целой ногой, отработаешь удары. Но не пропускай ничего.

Потому многие поучительные истории у меня начинаются со слов «Вот в моем «Шахтере-93»…»

А еще, как ни странно, футбол дал мне умение сносно кидать копье. Как-то в едва отремонтированной раздевалке остались мы и колышки – их втыкают в газон, имитируя защитников или обозначая различные зоны. Мы просто изрешетили стены. В общем, пришлось скидываться на новую краску и переодеваться на улице.

– Считаешь ли ты счастливым номер, под которым играешь?
– Тут такое дело. Самые козырные номера в сборной – семерка там, десятка – разобраны. Причем, не нами, а прежними игроками, закончившими университет и решившими оставить форму себе на память. А бегать (ладно, пытаться бегать) с 19-кой на спине – это несерьезно. Потому в прошлом сезоне я предпочитал напяливать поверх своей не относящейся к журфаку желтой майки зеленую манишку. Типа особенный. (Неофициальную версию, мол, одно время я присел на лавку запасных и мне не хватило формы, предлагаю опустить).

В это межсезонье ко мне перешел 23-й номер от нашего лучшего игрока в Новой эре – патриарха Сергея Мордасевича. Получив диплом выпускника, он объявил о завершении карьеры. И решил отдать футболку тому, на ком за 4 года спалил больше всего нервов.

Сборная Института журналистики перед матчем

В команде курса все проще. До прошлой осени у нас вообще не было строгого дресс-кода. Условием был красный цвет – и играй хоть в джуте. Но, заимев возможность взять в краткосрочную аренду легенду журфаковского футбола Никиту Мелкозерова, мы прониклись его мантрой «Не выглядеть как обсосы». Он раздобыл гранатовую кипу – и я вероломно стал обладателем ко многому обязывающей 7-ки. Да, это счастливый номер, потому что так мне перепадает хоть какое внимание.

– На матчах чемпионата журфака слабая посещаемость. Это для тебя проблема?
– Да ладно. Я вон на 8-е марта вручил нашим главным болельщицам вечные абонементы – на случай, если они придут на стадион, а все места заняты. Если серьезно, то, на мой взгляд, все относительно не бяды. И это при том, что проект с вручением пришедшим зачетов завис на стадии разработки.

Понимаешь, стартовые условия таковы: мы пытаемся что-то продвинуть на факультете, студентам которого, учитывая многие факторы, тотально плевать на футбол. Я рад, что в подобных реалиях мы сумели сделать сборную и чемпионат мало-мальски узнаваемым и мелькающим то тут, то там брендом (не, ну, а че).

Болельщики на чемпионате Института журналистики

– Что ты можешь сказать о соперниках по Кубку журфака?
– Ничего особенного: непосредственно сам кубок они могут потрогать только глазами на расстоянии. Ему очень нравится красоваться у меня на шкафу, я знаю.

– Кто из футболистов-соперников вызывает у тебя наибольшее уважение?
– Про неуважение я бы рассказал куда объемнее, клоунов хватает 🙂 Безмерно респектуюкэпу второкурсников Денису Костюкевичу. Да-да-да, он один из нашей банды играет на профессиональном уровне, ничего не боится и реально молодчик. Кроме прочего восхищаюсь его умением через все поле комментировать мои неудачные действия ироничным возгласом «Ой, здорово, Никита!».

Саня Ивулин – вы знаете, что за он (к слову, вам повезло не видеть его стремный образ на первом курсе). С ним действительно классно быть в одной команде. Ведь тогда тебе не приходится рыгать (тсс, в плане неистово носиться и страдать) против него. Крут.

kiselev-ivulin

И, конечно, Павлика Остроуха обожаю. За его невозмутимость и следование собственной мировоззренческой установке – бить по воротам с 70 метров и лечить порванные бутсы скотчем.

– Твое мнение о будущей смене футболистов? (о 1-ом курсе)
– Дима Тихонов, капитан первокурсников, здорово режет лимоны и строит баррикады от ломящейся в двери милиции (сорри, ничего пояснять не буду). На поле тоже хорош – классно держит мяч. Да и наконец-то в сборной появился чудак, умеющий толково подавать с угловых. Плюс Димас владеет секретом повышенной мотивации. Жаль, мы не оценили его предложение за плохую игру цеплять на плечо повязку со смешариками.

Еще есть Ксения Ярадангулиева (очень интересная мадам) и Паша Транчонок. А так – все грустненько.

kiselev-foul

– Чувствуешь ли ты некоторую ревность или зависть со стороны других игроков к твоей известности?
– Верю, что ребята не дочитали до этого места 🙂 Скорее пацаны испытывают ревность и зависть к тому, что у меня дома есть стиральная машина. Но такое счастье налагает большую ответственность. Угадайте, кто после матча сборной тащил большущие пакеты с потной формой. Могу подсказать: прямо сейчас этот человек прикидывает, как развесить майки и шорты сушиться на балконе, при этом оставив солнечному свету хотя бы минимальную возможность пробиться в комнату.

– Летом ты заканчиваешь университет. Будешь скучать по журфаковскому футболу?
– Очень хочу, чтобы этот вопрос увидели в деканате. А то как ни зайду – меня подозревают в том, что я первокурсник.

Да, определенно. Это самый клевый и душевный движ, что я могу себе представить. Группа людей, чем-то горящая, порой по фану выдающая откровенно разрывные вещи – это замечательно, явный претендент на одно из лучших воспоминаний о студенчестве.

Почем скучать не планирую, так это по инертности и похеризму, которые прибивают, стоит лишь заступить за черту нашего узкого кружка энтузиастов. Как по мне, удовлетворение малым, довольствование самым простым и обыденным уровнем («а мне шо, надо шоб мяч был, зачем больше?») – это беда. Пыль. Отстой.

Оставить свой комментарий

Вы должны авторизоваться чтобы оставить комментарий.

Studlive.by © 2018 Все права защищены

Неофициальный сайт студентов Института журналистики БГУ

Хостинг предоставлен компанией hoster.by