Вся её жизнь – хурма

Евгения Новиченко

Институт журналистики

«Всё происходит случайно, но так и должно быть», – Анастасия Ложникова о своём нелегком детстве спортсмена, о неудачах и маленьких победах и о том, что вся сила в твороге, братья.

– Наверняка, на первую тренировку по гимнастике тебя привела мама или кто-то из твоих близких. Однако что повлияло придти снова?

– Да, на гимнастику меня привела мама, потому что в свои 3 года я еще не знала, чего хочу. Кто в 3 года вообще способен что-то понимать? Мне нравилось танцевать, поначалу мы этим и занимались. В зале постоянно играла музыка. Была хорошая атмосфера. С Галиной Владимировной, моим первым тренером, занятия приобрели более профессиональный характер. Она давала нам гимнастические элементы и ставила номера. Вообще, мама рассказывала, что Галина Васильевна работала в школе, где я занималась, на полставки. В основном она готовила детей к СДЮШОРУ.

– Расскажи про свои первые серьезные соревнования?

– Первые серьезные соревнования проходили в футбольном манеже. Я помню, что сразу обратила внимание на большой белый ковер. Думала, что это еще такое? Я такого никогда не видела. Там, где у меня проходили тренировки, в зале лежал обычный деревянный пол, а тут ковер да еще такой мягкий. В общем, после своего выступления мне предложили перейти в СДЮШОР. Бросить всё, что у меня было и пойти неизвестно куда – первый и самый ответственный шаг в моей жизни. Мне было сложно принимать решение, я долго сомневалась. Галина Владимировна говорила: «Хочешь – иди». По итогу, я перевелась в СДЮШОР.

– Что можешь сказать о занятиях там? Как складывались отношения в клубе?

– Там было все совсем по-другому. Профессиональный спорт – это очень тяжело. Мы начали всю программу с начала: растягивались, ставили технику. В школе с первого по четвертый класс я ни с кем не общалась. У меня не было друзей. Девочки, которые ходили на занятия вместе со мной, не были исключением: это были просто люди, с которыми я тренируюсь. Было сложно вливаться в новый коллектив.

– Не успела ты еще насладиться работой в СДЮШОРЕ, как решила идти вверх по карьерной лестнице. Кто рассказал тебе про балет?

– Всё, что происходит в жизни, так и должно происходить. Я всё больше в этом убеждаюсь. Наталья Васильевна, мой хореограф в СДЮШОРЕ, как-то собрала нашу группу и начала рассказывать про балет. Говорила, что в колледж поступают в 5 классе. Там всему учат с нуля и, главное, правильно. «Вот ты, Настя, сейчас в 4 классе. У тебя есть большая возможность заявить о себе», – обратилась ко мне Наталья Васильевна. Балет для меня – это новое слово в моей лексике. Это было что-то вроде закрытой книги. Я не понимала, зачем мне поступать в колледж, зачем мне учить всё с нуля, если я и так достаточно знаю.

– И всё-таки, как ты попала в колледж?

– Как раз после рассказа Натальи Васильевны, ребята ходили по школам и осуществляли набор в колледж. Помню, нас выстроили в ряд возле доски, сказали стать в первую позицию и попрыгать. Мне было очень легко, потому что я знала, что такое первая позиция. Чувствовала себя гордо. Была рада, что хоть где-то смогла выделиться из класса.

Таким образом, меня взяли в колледж. Я была этому очень рада, потому что в последнее время в СДЮШОРЕ меня недолюбливали. Там я больше не занимала призовые места. Моя мама всегда говорила, что я самая лучшая, что меня просто боятся и мне завидуют.

– Мама была рада твоей первой маленькой победе?

– Мама ошалела. Появилось много вопросов: что это такое? Настя, а ты хочешь? Мой ответ был положительным. «Мы попробуем. Если получится – будешь танцевать», – говорила мама, не допуская части «Если нет, то».

– Какие экзамены нужно сдать, чтобы поступить в этот колледж?

– При поступлении в колледж нужно пройти три тура. Первый тур – это смотр данных (гибкость, техника и так далее). Второй тур – физическая подготовка. И третий – творческий этап.

Всё было хорошо, если бы не последний тур. Я помню, как ломала голову над номером, сидя в однокомнатной квартире. Думала, какой же танец поставить, ведь всё, что я умею – это работать с лентой и мячом. В гимнастике никто не танцует, а от меня требовали именно этого. Но я собралась, взяла у своей знакомой музыку, под которую она выполняла своё выступление с обручем и начала переделывать ее движения. Выходило скудно. У меня были какие-то заготовки, однако в целом я решила просто импровизировать.

– И как комиссия оценила твою самодеятельность?

– Мне было страшно, потому что я знала, что у меня ничего не готово. Все танцевали, а я обычная гимнастка. Потом смотрю: передо мной одна девочка выполняет элементы из гимнастики. Думаю: «А так можно? Я ведь тоже так умею, почему никто не должен знать об этом? Может, мне тоже добавить какие-то элементы?» По итогу, я слепила всё вместе. Комиссия одобрила настолько, что я подошла им и поступила. Было море положительных эмоций. Но вместе с тем присутствовало и сомнение: что же дальше?

– Изменились ли твои отношения с тренером в СДЮШОРЕ после поступления в колледж?

– После этого отношения с ней испортились. Как-то прихожу на тренировку, а она говорит: «Вот балериной заделалась, танцульки ей подавай». Ей было обидно, что я бросила гимнастику. Хотя мама говорила, что в 5 классе я продолжала ходить на тренировки. Честно, я слабо такое помню.

– Ты говорила, что очень любила танцевать. Почему выбрала всё-таки классику, ведь могла пойти, например, в народные?

– Мне сразу предложили идти в народные. Мама говорила, что народники ко всему много путешествуют. А классика – это скучно. На самом деле, в народные отправляли тех, кто не справлялся с классикой. А я в 5 классе была одной из лучших, потому что знала хореографию с гимнастики, была подготовлена. Правда, первый экзамен по классике я сдала на четыре. Но в дальнейшем старалась работать на семь-восемь.

– «Всё происходит случайно, но так и должно быть». Не знаю, сколько раз ты уже сказала об этом, однако, как это сказалось на твоих первых зарубежных гастролях?

– Ты права, я могу повторить эту фразу еще несколько раз, потому что перед поездкой в Англию, девочка, которая должна была играть роль маленькой Маши, заболела. Меня в поездку брали, как туриста. Тогда встал вопрос: кто знает роль? Посмотрите на меня: да, я маленькая Настя и я знаю роль. Я заняла место этой девочки. Потом она вернулась, но о ней уже никто не вспомнил, потому что она слишком долго болела.

– Расскажи про жизнь в колледже после поступления?

– С пятого по седьмой класс моим педагогом была Ольга Борисовна Лыжина. Она была лучшей ученицей в колледже. Потом родила ребенка. На самом деле, у человека очень сложная жизнь. И вообще, мне лично было бы обидно: быть лучшей, играть в театре, а потом просто стать педагогом. Я бы стала такой же злой.

Потом нам сказали, что у нас появится новый учитель. Мы все плакали и боялись. Каждый представлял Жанну Викторовну Лебедеву строгой и страшной, но оказалась, что она очень добрая. Она лучше Ольги Борисовны, как педагог, потому что она старалась уделять внимание каждому. Понятно, что выделяла любимчиков, это естественно, но старалась помочь и тем, у кого что-то не получалось. Наверное, единственное, что мне не нравилось в ней – это то, что она давала обещания, но никогда их не выполняла.

У нас было два класса. В «А» классе учились «только хорошие девочки». Там существовала такая тенденция: выбрать одну-две лучшие девочки и работать исключительно с ними. И там была одна звезда, звали ее Ксюша. Она постоянно ездила на конкурсы. Получала огромный опыт. Жанна Викторовна часто говорила, что мы тоже обязательно съездим. Но так и не сдержала слово.

– С какими проблемами ты чаще всего сталкиваешься?

– На занятиях перед вступительными экзаменами, нам поставили нового педагога, Клару Николаевну Малышеву. Она достаточно знаменитая. Народная артистка Белорусской ССР. Она считается хорошим педагогом. Очень требовательная. Ее все боялись, боятся и будут делать это в дальнейшем. С этого курса как раз и начались проблемы. Я поправилась. Еще была травма колена. Меня перестали трогать. На мне поставили какой-то крест, можно сказать. Я даже не сдавала никаких экзаменов, потому что сильные боли в колене не позволяли. Позже мне сделали операцию. Однако на меня уже перестали обращать внимание. Ксюша до сих пор разъезжала по концертам и конкурсам. Мне было обидно за себя, потому что раньше говорили: вот в «А» классе лучшая Ксюша, а в «Б» классе – Настя.

– Как проходили занятия с новым педагогом?

– У нас было три занятия с Кларой Николаевной. На первом она рассказывала о каких-то сложных комбинациях – никто ничего не понимал. На втором – показывала сама. Третьего, по сути, не было, потому что пришли ребята и сказали, что Клара Николаевна упала с лестницы и сломала бедро. У нас шок: на следующий день сдавать экзамен. Мы ничего не запомнили, но все же как-то сдали. Преподаватели просто закрывали глаза. Так вот, первый курс начался с того, что Клары Николаевны не было три месяца. Ее заменял другой педагог. Она морально нас готовила к приходу Малышевой, давала комбинации в ее духе.

– И вот настал тот самый момент прихода Клары Николаевны, и?

– И она пришла (смеется). Клара Николаевна на первом занятии поставила всех по росту. Чтобы вы понимали, балетный зал устроен так: напротив зеркала стоит главный станок, такие же идут по бокам. Считается, что лучшие стоят на среднем. А Клара Николаевна решила поставить нас по росту. В итоге, я оказалось на боковом станке, чему очень расстроилась. Тогда я была тоже не в форме. А Малышева тот педагог, который сильно придирается к внешнему виду. Она меня постоянно гоняла за лишний вес.
В общем, в процессе работы, она стала выделять снова Ксюшу.

– Тебя хоть кто-нибудь поддерживал?

– Единственным педагогом, который обращал на меня внимание, несмотря на «лишний вес», был Антон Евгеньевич Кравченко. Он преподавал дуэт. Он меня хвалил. Но он все же задел тему о весе. Говорил, что верх у меня отличный, просто ноги слегка полноваты.

В этот момент я подумала: «Нет. Так больше нельзя. Я начну правильно питаться. Я добьюсь того, что запланировала». Я могла выпить чай или кофе с утра, а на обед у меня была одна хурма. Я ее разрезала и в течение обеда ела по кусочкам.

– Его поддержка помогла тебе вернуться в прежнюю форму?

– Его поддержка – да. Но был еще один момент: однажды меня встретила Ольга Александровна Лаппо в коридоре. Спрашивает: «Ты худеешь?». Я сказала, что стараюсь. Она начала говорить, что у меня ноги станут, как конфетки, если я немного поработаю над собой. И тогда я поняла, что она права. Нужно с собой что-то делать. Я начала правильно питаться. Исключила сладкое, разную выпечку. Готовила мясо и овощи на пару. По итогу, к весне я похудела. И тогда меня стали замечать снова. Мне все говорили, что я хорошо выгляжу. Даже Клара Николаевна уже не кричала и не делала мне лишних замечаний.

– А что насчет друзей? Были такие, кто находился с тобой рядом постоянно?

– Мне нравилось, что я возвращаю свой статус. Я знала, что могу быть лучшей. И я делала все для того, чтобы ею быть. Конечно, мне помогала поддержка родителей и некоторых подруг. На первом курсе у нас училась девочка, Соня Андреюк. Мы стали с ней хорошими подругами. Она меня всегда поддерживала и делает это до сих пор. Говорит: «Настя, я знаю, что ты самая лучшая. Я всегда это знала. У тебя все получится и о тебе еще узнают».

– Ты была нацелена получить твердую восьмерку по классике. Твоё трудолюбие и стремление к успеху не были напрасны?

– Я думала: «Так, всё, мне нужно сдать все экзамены на отлично. Главное, классику на восемь. Я всем покажу». У меня не было проблем с весом. Я взвесилась перед экзаменом. Весы показали: 44.7. «Отлично, просто замечательно», – подумала я. Этот экзамен был для меня самым удачным. Делала все в своё удовольствие. Это была какая-то магия. Я сдала экзамен, наверное, даже лучше, чем Ксюша, которую все боготворили.

– Какие у тебя планы на будущее?

Много планов. У меня есть мечта – поехать в Италию. А вообще очень хочу путешествовать. Нет какой-то четкой модели моего будущего, как жить, с кем и где.

– У тебя есть кумир? Или человек, на которого ты стремишься быть похожей?

– Я не стремлюсь быть на кого-то похожей. Я хочу быть собой, потому что двух великих не бывает. Мне нравится Наталья Осипова. Он первая, кто мне полюбился. Она выразительная и техничная. Понятно, что есть и минусы: где-то она хороша, где-то меньше. Не без этого. Могу выделить еще Ульяну Лопаткину. Шикарная балерина. Она как-то приезжала к нам колледж на интервью. Она была так близко – это было здорово.
Преподаватели много говорят про Колпакову. Я никогда не видела, как она танцует. В инстаграме просмотрела одну вариацию. Для того времени она шикарно ее станцевала. Мне понравилась. Как говорит Клара Николаевна , танцуйте музыку.

– Как определить балерину с первого взгляда. Я смогу ее заметить в толпе людей в метро, например?

– Да. Во-первых, у нее будет очень ровная спина. Такая статная позиция. Будет стоять «по-балетному». Возможно, даже в первой позиции (смеется). Утонченная. Выражение лица само по себе скажет, что она балерина. Не знаю, как объяснить. Балерину видно издалека.

– Расскажи про свой распорядок дня?

– Встаю в 6 утра. В 8:30 классика. Это основа всего. Без этого не начинают день. Потом в 10:30 – практика. Выходим на сцену, репетируем и танцуем до 11. Днем в 12:40 начинаются уроки. В 2:30 – народные танцы, может быть дуэт или мастерство актера. Иногда есть свободное время, тогда я езжу домой, чтобы отдохнуть. Или, бывает, ставят стажировку в театре. Домой я возвращаюсь поздно. Всегда. Скоро мы будем вообще торчать в колледже с восьми до восьми. Будет тяжело, мы это уже понимаем. Но, надеюсь, всё получится.

Оставить свой комментарий

Вы должны авторизоваться чтобы оставить комментарий.

Студент онлайн © 2017 Все права защищены

Неофициальный сайт студентов Института журналистики БГУ