Это Лёха, это Лёхааа. Бегает по крышам, гоняет голубей, дразнит Наташку

Евгения Новиченко

Институт журналистики

«Для кого-то паркур – это хобби, для кого-то смысл жизни, а я просто Леша».

– Изначально ты занимался карате, однако потом тебе пришлось сделать выбор: либо татами, либо парапеты. Почему всё-таки паркур?

– Когда занимался карате, врачи постоянно твердили, что у меня проблемы с сердцем. Тогда пришлось завершить карьеру каратиста, так и не начав ее. Потом как-то одноклассник рассказал про школу трейсеров. Стало интересно. Начал практиковаться: прыгал после уроков во дворе.

– То есть, прыгать по крышам не так опасно для здоровья, в частности для сердца, как заниматься карате?

– Любой вид спорта опасен, даже шахматы. Или нет.

– Заднее или переднее сальто: что было раньше?

– Раньше был разбитый о колено нос и только потом переднее сальто. Заднее тогда не брал в расчет вообще. Оно казалось сложным, однако со временем понял обратное. Что нужно для заднего сальто? Всего лишь прыжок назад и вращение в воздухе. А для переднего следует разогнаться, подпрыгнуть, прыгнуть, прокрутиться, выпрямиться, стать на ноги. Очень затратное дело. Так вот, первое переднее я сделал летом, когда прыгал со стога сена. Я всегда интересовался правильным исполнением техники. Смотрел обучающие видео в интернете. Старался знакомиться с более опытными трейсерами и вливаться в их команду. По итогу, количество сломанных носов уменьшилось.

– Присутствовал ли какой-то страх при выполнении прыжков?

– Я не задумывался о том, что могу свихнуть себе шею или сломать ногу. Мне было всё равно. Я хотел лишь прыгать.

– Получается, ты пренебрегал техникой безопасности. Каковы последствия и были ли они вообще?

– Однажды я пытался сделать сальто с турника – гейнер. Впереди лежал матрас для мягкого приземления. Конечно же я его пролетел. Не вовремя оторвал руки от перекладины и ударился головой. Сначала ничего не почувствовал. Поднялся, отряхнулся и услышал от своих друзей, какой я дурачок. Тогда я сильно испугался. Первая мысль была: не идти домой и не расстраивать маму. Однако она отнеслась ко всему спокойно, сказала, чтобы я берег себя и сходил заодно к врачу. Ну и то, что я дурачок, не забыла добавить. У меня было сотрясение мозга. Наверное, поэтому я немногословен. Много раз выбивал голеностопы.

– Помимо парапетов и специальных площадок для трейсеров, ты также ходишь прыгать на крышу. В чем такая необходимость?

– Я боюсь высоты, поэтому, по сути, необходимости нет. Есть красивый вид с 25 этажа и большая телега с магазина, в которой можно посидеть и подумать о своем будущем. Романтика, понимаете ли.

– Как реагируют жители дома на твои походы на крышу?

– Есть те, кто просто подозрительно на тебя смотрит. Другие делают возмущенный вид и считают тебя наркоманом, особенно некоторые бабушки. В целом походы на крышу обходятся без проблем. Если и возникают определенные вопросы, то я говорю: «У меня здесь друг живет, мне нужно отдать камеру».

– Чаще всего ты приходишь на крышу, чтобы попрыгать. А что насчет любования звездами, например?

– Моему другу купили телескоп, поэтому было бы глупо не воспользоваться моментом. Сразу пошли на крышу его тестировать. В наборе находилось множество увеличительных стекол и усилителей, благодаря которым звезды становились четче. Помню, было прекрасное небо, очень чистое. Видели луну: каждый кратер, как на картинках в Google. Через некоторое время любование звездами наскучило. Решили следить за жителями соседних домов. Весело наблюдать, как какая-нибудь фитоняшка только и держится, чтобы не съесть что-нибудь. А по итогу всё равно ест. У некоторых хорошо видны магниты на холодильниках. Они абсолютно разные: у кого-то видел оленя, у кого-то фото города.

– Ты сказал, что некоторые бабушки считают тебя наркоманом, есть те, которые думают иначе?

– Бабушки разные бывают. Одни не против нашей деятельности. Иногда даже поддерживают: «Молодцы, мальчики. Видно, что не наркоманы. Занимайтесь спортом». Другие подходят с наездами: «Что вы тут прыгаете? Только парапеты ломаете. Я за них платила. За их покраску». Я отвечаю, что с этим парапетом ничего не случится, даже если машина врежется. Скорее всего она всмятку превратится. Иногда я предлагаю им деньги, чтобы в следующий раз было на что покрасить парапеты. Они замолкают и уходят. Наверное, проклинают.

– С кем чаще всего приходится контактировать после бабушек?

– С бомжами. Они делятся на два типа. Одни говорят, что тоже занимались в детстве паркуром. Потом они берут меня на понт: «Хочешь сальто сделаю?». Когда ситуация касается дела, они ищут любые отмазки, вплоть до «но ты же видишь, я шатаюсь». Раздражает, когда они начинают тебя учить, как нужно делать. «Руку вот так, ногу вот так. Лучше пальцами толкайся. А можешь сальто назад? А можешь вперед?». Второй тип – наблюдатели. Они постоянно говорят, что мы классные. И что самое интересное, нет такого бомжа, который кричал бы о том, что мы ломаем парапеты.

– Лето самое продуктивное время для паркуристов. Что делать, если за окном дождь? Или снег?

– Можно пойти прыгать в легкоатлетический зал. Главное, чтобы в компании был хоть кто-то, кто занимается гимнастикой. Обычно эти ребята и договариваются насчет помещения. Если падает мелкий дождь, то нас это не пугает. Наличие снега может только радовать. Снег – он, как маты, только мокрый. Не самая лучшая погода для прыжков – это град и большой ливень.

– Какие планы на будущее, будешь продолжать заниматься?

– С сентября, к сожалению, не занимаюсь, потому что мне мешает учеба. Она уже надоела. Я поздно прихожу домой. Я устаю. Больше ни на что другое времени не хватает. Иногда даже на саму учебу. Ко всему погода становится плохой. не могу сказать точно, что будет в будущем.

– Кто является основателем паркура? В чем заключается структура этого вида спорта?

– Основателем является Давид Белль. Паркур состоит из двух направлений. Есть «акра» и «тру». «Тру» занимаются исключительно прыжками. «Акра» уже непосредственно акробатикой.

– Какой плей-лист паркуриста?

– У каждого по-разному. Кто-то может слушать рок, кто-то рэп или Оксимирона (заметь, это два разных понятия). Кто-то вообще под Вивальди танцует. Всё зависит от настроения. Если хочешь попрыгать от души, нужно слушать что-нибудь легенькое.

– Чем паркур может помочь тебе в жизни?

– Идешь такой по улице, сделал сальто – и на душе хорошо. Еще это хороший способ обратить на себя внимание девушек. Есть, например, турникмены, которые вырисовываются перед ними, делая выходы через две руки. Я презираю их. Кто он без своего турника? А трейсер может абсолютно всё: сделать сальто на месте, в кроссовках и без них. Паркурист свободен от материальных вещей.

– У трейсеров есть традиции?

– Разве что потереть кроссовки перед прыжком. На них скапливается грязь, песок. Потом плохо получается отталкиваться. Не можешь нормально прыгнуть, поэтому протираешь. А еще это движение придает тебе важности.

– Есть ли в Беларуси школы для трейсеров? Какие соревнования проводят для паркуристов?

– В Беларуси мало школ, по крайней мере, я не знаю о их существовании. Соревнований нет однозначно. Несмотря на это, в Минске недавно открылась одна паркур -площадка. Есть обычная трейсерская сходка – «Минск джамбл». Это сложно назвать соревнованиями, скорее мероприятие для души.

– Что для тебя паркур и как он тебя обогатил?

– Паркур воспитал. Сделал жестче. Я перестал меньше чего-то бояться. Паркур – это свобода. Ты себя не ограничиваешь. Постоянно развиваешься. Ставишь какую-то цель и достигаешь ее. Потом еще и еще. Допустим, раньше не мог пролететь «манкос» на 4 стопы. Через месяц уже научился на 6 стоп. Еще через месяц можешь на 7 летать. Есть, к чему стремиться.

Оставить свой комментарий

Вы должны авторизоваться чтобы оставить комментарий.

Студент онлайн © 2017 Все права защищены

Неофициальный сайт студентов Института журналистики БГУ