Что ты сделал для хип-хопа в свои годы?

Алексей Казыра

Институт Журналистики

Американские ученые считают, что рэп, который изначально являлся просто музыкальным жанром, сегодня можно смело признать молодым, но крайне амбициозным социальным движением. Мы пообщались с белорусскими молодыми рэп-исполнителями, чтобы узнать, что для них хип-хоп.

Владислав Бельмач (Бакей) и Владислав Белов (CokeBoy) — это молодые минские ребята, которые читают рэп, записывают альбомы, снимают клипы и собирают концерты. В свои молодые годы на белорусской хип-хоп сцене они уже стали довольно «хайповыми» фигурами.

Бакей: Занимаемся мы этим давно, еще с лет 15. Музыкальными предпочтениями тогда были Ноггано, Гуф, Каста. Потом, под впечатлением от простоты процесса, захотелось сделать что-то подобное, в шутку, ведь в том возрасте не особо понимаешь, что делаешь. Несмотря на это, первый раз подойти к микрофону было очень страшно. Какие-то ребята делали «атмосферу» (фоновая звуковая дорожка для трека), за них было стыдно. А сейчас это стало моей фишкой. Сегодня для нас это уже работа, но, в первую очередь, не для прибыли. Просто все свободное время уходит на видео, треки, альбомы, обложки, помощь другим исполнителей. Образования специального нет, поэтому всему учились и учимся самостоятельно. Кумиров, как таковых, от рэпа нет, зато есть кумиры в жизни. Люди, которые вдохновляют своими поступками, на которых хочется ровняться. Например, мой отец.

CokeBoy параллельно занимается еще проектом под названием «погода огонь», который появился прошлым летом. Влад занимается съемкой клипов, графическим дизайном, поддержкой молодых белорусских исполнителей.

СokeBoy: Моя работа, как и любая другая, стоит денег. Чтобы работать с людьми «за респект», нужно как минимум предлагать взаимовыгодные условия. «Погода огонь» появилась этим летом, когда мы с Никитой Мастяком решили создать что-то вроде продакшн-студии. Я отвечаю за визуальную часть, а Никита за аудио. Но что будет дальше с этой идеей, пока тяжело сказать.

Сегодня интернет позволяет показать себя и свое творчество абсолютно каждому. С одной стороны, это очень здорово, ведь теперь необязательно пробиваться на радио, телевидение, чтобы поделиться чем-то новым, а с другой стороны, очень сложно среди всей информации найти действительно что-то стоящее.

СokeBoy: Продюсера в Беларуси найти сложно, другое дело спонсора. Мы как-то делали тусовку в клубе Re:Public «Одна жизнь, один гэнг». Мы собрали около 500 человек. Но суть в том, что на первых этапах организацией никто не занимался и дела шли очень плохо. Тогда, за два дня мы переобщались с огромным количеством людей и поняли, что найти отклик даже на такое мероприятие, как «рэп-вечорка», можно и у нас. А продюсер нужен не всегда. Был у нас когда-то клип на БелМузТВ. Написали форматную песню, сняли форматное видео. Но что скажу по опыту, это то, что отдачи мы не получили никакой. Есть отличная площадка – интернет. Зачем придумывать сложности?

Для многих рэп ассоциируется с нецензурной речью, агрессией. Рэп – батлы заканчиваются драками и конфликтами. И это неудивительно, ведь хип-хоп – это произведение улиц, где нет правил и побеждает сильнейший.

CokeBoy: Я сам принимал участие в батлах, ещё когда не было ни зрителей, ни площадки. Грубо говоря, мы батлились во дворах. Это был наш спорт. И это было здорово, но только для участников. Зрители не понимали, что происходит. Потом это все куда-то исчезло, и я уже подумал, что навсегда. И тут внезапно у нас открывают филиал SLOVO, появляется Minsk Independent Battle. Побывав на последнем мероприятии в качестве судьи, я был приятно удивлён количеством зрителей и уровнем выступления участников. Да, это были всё те же батл-рэперы с большим «я», которые выходят и унижают друг друга на чём свет стоит, но они делают красиво по меркам батл-рэпа.

Бакей: Наш народ любит прямые шутки, а когда идут сложные по смыслу панчи (ударная строка, игра слов), то реакция пустая.

CokeBoy: Важно помнить, что это не КВН, и когда-то стоит отдать победу не тому, кто был смешнее, а тому, кто был техничнее, напористее. Написать хорошую ударную строчку – это тоже труд и иногда это сделать сложнее, чем написать трек. Это такая поэзия, только очень грязная. Надо понимать, куда ты пришел и что здесь практикуется, потому что часто противники затрагивают что-то личное. Вот, например, выйду я с Владиком на батл.  Я понимаю, что мне надо сказать о нем такие вещи, из-за которых я смогу победить. В этом случае морали не существует.

Бакей: К вопросу о брани, у меня в альбоме, который уже будет в сети на момент выхода интервью, только один мат. И то, для игры слов. Мат – это вещь, которой надо уметь пользоваться. Не надо вставлять его через слово. Сейчас мы стараемся контролировать свою речь.

CokeBoy: Анекдот с матом всегда смешнее.

В официальных группах ребят большое количество подписчиков, их клипы сняты профессионально, песни записываются на именитых минских студиях. Уровень подготовки всегда очень высокий, а творчество полюбилось молодежи, и не только в Беларуси.

Бакей: Меня сегодня в метро узнали, очень долго смеялись, показывали пальцами и телефонами в мою сторону.

Вообще, я люблю своих фанатов, но не позволяю им многого. Общаешься нормально в социальных сетях, а потом человек начинает думать, что я его хороший друг и наглеет.

Я хочу поменять восприятие рэпа людьми, доказать себе, что я на что-то способен. Мечта каждого человека – заниматься любимым делом и получать за это деньги. Кто – то хотел стать пожарным, кто-то космонавтом, а я хочу стать тем человеком, который сможет своим творчеством повлиять на людей. Любой хороший посыл откладывается в памяти.

CokeBoy: Тем более, что сейчас в Беларуси есть все условия для этого. Начали появляться новые ребята, их воспринимают лучше, чем раньше. «Старая школа» их не затаптывает, а смотрит на них, как на что-то новое, что-то свежее. Ребята делают новую музыку и это не значит, что их музыка плохая.

Бакей: Ведь не так важен возраст для творчества, можно и в 16 делать хорошие треки, а к 20 сдуться. Еще год назад всё было по-другому.

CokeBoy: Раньше, если в Беларуси человек начинал делать что-то стоящее, то у него была только одна дорога для продвижения – это Россия. Так было с ЛСП, Максом Коржом. А сейчас происходит такая ситуация, что России рядом нет, а популярность возрастает. Беларусь создает свою собственную ячейку хип-хопа независимо от России. Я считаю, что лучше сделать здесь круто и поехать в Россию с гастролями, чем вернуться сюда звездой. У нас нет продажного рэпа, как в России. Наши люди подходят к этому делу по-другому.

Бакей: Нету такого, что я сяду писать музыку, чтобы продать ее. Тут просто хочется, чтобы кто-то послушал и понял посыл. Еще присутствует момент зависти. Например, если я популярный рэпер, значит, я богатый. Нет. Чтобы записать трек, сделать клип, нужны деньги. И мы уходим в минуса. Уменьшаем свой рацион питания, пересаживаемся с машины на метро, чтобы просто сделать качественный материал. Но никто этого не видит. Все видят результат, если к нам на концерт пришло 500 человек, это не значит, у меня в кармане теперь лежит пачка денег.

Сokeboy: У нас не может сейчас появиться такой рэп как в России, за деньги и хасл. Если человек читает здесь о таком, то, скорее всего, его мама дома к ужину ждет.

Фото: Дарья Петрова

Оставить свой комментарий

Вы должны авторизоваться чтобы оставить комментарий.

Studlive.by © 2018 Все права защищены

Неофициальный сайт студентов Института журналистики БГУ

Хостинг предоставлен компанией hoster.by