История одной практики: долой «розовые очки»!

Виктория Пригодская

Институт журналистики БГУ

Утро двадцать девятого июля. Светит солнце, настроение прекрасное. Я и девочка Даша с кафедры международной журналистики спешим в редакцию газеты «Рэспубліка». Мы были очень воодушевлены и готовы к усердной работе.

Встретили нас не сказать чтобы с огромным восторгом и радостью. Из кабинета главного редактора нас отправили в отдел новостей. Матвеев Василий Игоревич (главный в отделе новостей ) пригласил к нам в кабинет Екатерину Пантелееву. Он сказал: “Она лучший корреспондент нашего отдела” и отдал нас в её руки, так сказать под опеку, на весь месяц.

Екатерина показалась нам милой и отзывчивой девушкой. Видя, что мы напуганы, ведь для нас всё это было в новинку, она нас успокоила и сказала, что сама недавно окончила журфак, и понимает, каково нам. Также она заверила нас, что всеми силами поможет нам справиться прежде всего со своей неуверенностью, ну, и конечно же, с трудностями, которые могут возникнуть при написании публикаций. Мы чуть успокоились, ведь нам пообещали поддерживать и направлять нашу энергию в нужное русло. Но не тут то было. На этих обещаниях всё и закончилось…

На следующий день мы вновь пришли в редакцию с первым выполненным заданием: придумать 10 тем для материалов, которые мы хотим написать. Из предложенных нами тем Екатерина одобрила три. Затем дала мне задание от редакции: написать репортаж о совсем юной девочке-каратистке, которая в июне стала чемпионкой России. Я с удовольствием принялась за работу: созвонилась с отцом девочки и её тренером, договорилась о встрече.

Встретились мы в Парке Победы, где  проходила тренировка. Я с изумлением наблюдала за тем, что они делают. Удивило меня и то, что тренировку со взрослыми ребятами (студентами) проводила девочка  ростом метр с кепкой в прыжке. Она оказалась именно той  Олей, о которой и был написан впоследствии мой материал. Девочка очень серьёзная – это было заметно невооружённым глазом. На мои вопросы она отвечала  сдержанно, без особого проявления эмоций. Отец и тренер Оли оказались более разговорчивыми. Они очень горды своей девочкой и с удовольствием рассказывали мне о ней.

После  нескольких часов разговора, Оля неожиданно для меня сказала: “Я хочу научить вас, Виктория, как защищаться от человека с ножом, чтобы вы никогда не боялись гулять по ночным улицам”. Сказать, что я была в шоке от такого предложения, значит совсем ничего не сказать. Я, не колеблясь, согласилась.  Оля стала в стойку, в руках у неё был большой камуфляжный нож. Изначально она объяснила мне, что нужно делать на словах, затем последовала практика. Было здорово. После такого я без всякой опаски могу гулять по ночному Минску. Расстались мы с этой удивительной семьёй на положительной волне. Было безумно приятно общаться с этими людьми. Они были для меня как открытая книга, отвечали на все мои вопросы, шутили и всячески пытались мне помочь в написании материала.

В конце нашей встречи Оля подарила мне тот нож, от которого учила защищаться в случае чего. Домой я возвращалась очень воодушевлённой, готовой творить. За день я подготовила материал. Если появлялись какие-либо вопросы, звонила отцу девочки и получала необходимые ответы. После, готовый материал был мною отправлен Екатерине Пантелеевой в редакцию. И вот тут началось самое интересное…

Целую неделю ответа от неё не приходило. На звонки также следовало молчание. Я не знала, что делать, но терпеливо ждала. В последнюю неделю практики Екатерина позвонила мне и сказала прийти. В редакции она сделала некоторые замечания по поводу моего репортажа. Я безусловно прислушалась ко всему, что она говорила. На мой вопрос о второй публикации, которую я хотела бы написать, она сказала, что когда выйдет то, что уже написано мною, тогда и начну новую работу. После этого через несколько дней я обнаруживаю в свежем выпуске газеты “Рэспубліка” опубликованный материал на тему, которая была предложена мною и над написанием которого я начинала работать. Под публикацией стояла подпись: автор Екатерина Пантелеева. В тот момент в моей голове была куча нехороших мыслей. Мне было неприятно то, что вот так люди могут поступать, присваивая чужие темы. На глазах наворачивались слёзы, врать не буду, но я взяла себя в руки, ведь идти ругаться со своим куратором – не очень и хороший вариант. Поэтому я успокоилась и с неприятным осадком на душе пошла домой.

После этого я присылала Екатерине ещё несколько материалов, надеясь на их одобрение и опубликование, но, увы, ею они одобрены не были.

Конец практики, время подводить итог проделанной работы. Екатерина ушла в отпуск. На последней встрече она сказала, что не является нашим куратором, она лишь та, которая выполняла поручение Василия Игоревича присматривать за нами. Мы были в недоумении, но приняли всё так, как оно есть.

Вернувшись в понедельник в редакцию, перед нами вновь “закрыли дверь”, сказав, что и Василий Игоревич ушёл в отпуск. Мы привыкли уже к такому отношению редакции к студентам, поэтому узнав, когда он вернётся, ушли. Через неделю мы вновь оказались на пороге “Рэспублікі”. Василий Игоревич пригласил нас к себе в кабинет. Там он меня и Дашу немножко отчитал за то, что за весь месяц был написан всего один материал. Но затем, попросил показать ему материалы, которые были написаны в этот период, но не приняты куратором Екатериной. Он прочёл, указал на некоторые ошибки и высказал замечания. Я приняла во внимание всё, что он сказал. И в результате четыре из шести неопубликованных материалов он принял. Я была очень рада этому.

В конце Василий Игоревич дал нам с Дашей множество советов, касательно журналистской деятельности. Было очень интересно его слушать. Мы впитали как губки всё, что он нам сказал, и с улыбкой попрощались.

Что хотелось бы сказать в конце: первая практика останется в моей памяти явно надолго, если ни на всю жизнь. Говорить, что я расстроена, не буду. Да, было много неприятных моментов, были слёзы и мысли в голове о том, что, быть может, журналистика всё-таки не моё. Но во всём, что со мной произошло за этот месяц, я вижу огромный плюс:  получение бесценного опыта. Я посмотрела на свою будущую профессию с обратной стороны. Ведь всем нам, будущим «акулам пера», кажется, что всё в журналистской деятельности так прекрасно и радужно, однако это совсем не так. Моя первая практика тому в доказательство. Но я не буду таить зла на «Рэспубліку» и на тех, кто был моими «кураторами». Благодаря им я стала намного сильнее и уверенней в себе. Я сняла «розовые очки» и увидела реальный журналистский мир…

Оставить свой комментарий

Вы должны авторизоваться чтобы оставить комментарий.

Studlive.by © 2018 Все права защищены

Неофициальный сайт студентов Института журналистики БГУ

Хостинг предоставлен компанией hoster.by