Сценарист по профессии, писатель по призванию

Карина Мельник

Институт журналистики

С Марией Бершадской довелось познакомиться на фестивале «Город и книги», проходившем в национальной библиотеке Беларуси солнечным субботним днем второго апреля. В зоне громких чтений автор цикла книг «Большая маленькая девочка», а также сборника стихов «Море, которого нет на карте…» зачитала юным зрителям и их родителям как отрывок из своего еще не вышедшего произведения, так и несколько уже опубликованных стихотворений. Публика приняла Марию «на ура». После выступления вокруг нее собрались жаждущие автографов читатели. Улыбаясь, писательница подписала каждую протянутую ей книгу, перекинулась парой приветливых фраз с фанатами. Согласилась она побеседовать и со мной. Уютно расположившись в относительно спокойном уголке, на подоконнике, мы поговорили о начале карьеры писательницы, роли ее семьи в творчестве.

Расскажите пожалуйста, как у вас рождаются сюжеты для книг?

Я не знаю как они рождаются. Мне кажется, что мир полон сюжетов и надо просто уметь видеть их вокруг. Я заметила это очень давно, еще когда училась в школе и только начинала что-то писать. Ты просто замечаешь какие-то вещи, а потом, когда начинаешь придумывать историю, иногда и персонажи, и сюжеты изменяются просто до неузнаваемости. Писательство для меня – это работа, где сначала я улавливаю в воздухе информацию, а потом ты что-то из этого леплю.

С какого возраста вы увлекаетесь писательством?

Я писала еще в детстве. Когда я была совсем маленькая, мне, кажется, было лет шесть, я купила общую тетрадку. Озаглавив все «Роман», я исписала только две странички печатными буквами. Потом перед величием замысла увяла. В старших классах я занималась журналистикой, работала в журнале «Парус», был такой в Минске замечательный молодёжный журнал, очень интересный. Я писала для них статьи. Действительно, все время, сколько я себя помню, я писала.

Идея стать писателем была у вас тоже всегда, или вы планировали посвятить жизнь другой профессии?

У меня не было идеи стать писателем. Дело в том, что я сценарист, закончила ВГИК. Я понимала, что нужно какое-то ремесло, профессия, например, делать табуретки. Но так как делать табуретки я не умею, а умею делать только словесные табуретки, я пошла учиться после школы, хоть и не сразу, а через два года. Закончив университет, я трудилась сценаристом на телевидении на разных проектах, а самый первый из них, я считаю, стал судьбоносным, как бы пафосно это не звучало. Это была работа на передаче «Улица Сезам». Это американский проект, который делался в разных странах, существовала и русская версия. Я пришла туда, совершенно не представляя, что я хочу писать для детей. Все, заканчивающие ВГИК, конечно, хотят делать что-то монументальное, для взрослых и очень серьезное, может быть даже трагическое — и тут детская передача. Там были чудесные взрослые авторы, у которых я училась. Это была Марина Бородицкая, Марина Москвина, Ксения Драгунская. Для меня это был колоссальный опыт. Неожиданностью стало, когда они стали говорить: «Да, вот это твое, у тебя получается». Я поняла, что мне это очень нравится. И я работала на всех сезонах «Улицы Сезам». Тогда же вышла моя первая книжка детских стихов. Мне очень хотелось писать для детей. Но я понимала, что у меня нет своего голоса, своих тем. Я не очень понимала, о чем я хочу говорить. Должно было пройти время, чтобы у меня появились свои дети. Тогда все и сложилось внутри и снаружи, и я поняла, о чем я хочу говорить.

То есть рождение детей сыграло решающую роль?

Во многом, конечно. Естественно, ты должен знать, о чем ты пишешь. Если ты пишешь о детях, то должен знать это всё-таки изнутри. Это не значит, что я пишу про них. Я не хожу за ними с блокнотом и не записываю: «Так, этот пошел сюда, этот пошел сюда, случилось то-то, то-то». Но тем не менее, этот опыт меняет что-то внутри тебя, он очень важен.

Расскажите пожалуйста о том, как вы публиковались?

Первый раз еще в школе. Когда я училась в девятом классе, у меня была моя первая публикация стихов сначала в молодежном журнале «Парус», а потом в толстом журнале, взрослом, это был уже мой десятый класс.

Когда я придумала первые три книжки про «большую маленькую девочку», я стала думать, в какое издательство я бы хотела их отправить. Были издательства, которые я очень люблю и постоянно покупаю их книги. Это московские издательства «Компасгид», «Розовый жираф», «Самокат», «Клевер». Я отправила отрывок из книги и синопсис в свои любимые издательства. Прошло какое-то время, меня попросили прислать полный текст. Три издательства предложили мне издать эту книжку. Я какое-то время пометалась и выбрала «Компасгид», чему очень рада. Это очень удачное сотрудничество, они очень активные, живые, мне очень нравятся книги, которые они делают. На самом деле все оказалось очень просто — я просто прислала, и вот оно получилось.

Есть ли в ваших книгах прототипы людей из реального мира?

Вы знаете, это такой забавный микс. Есть люди, которых я встречала на улице. Например, в книжке «Вышел зайчик погулять» есть такая героиня Любочка. Я полностью ее придумала, но похожую даму с собачкой я как-то видела на остановке. Маршрутки очень долго не было, и рядом со мной стояла женщина, такая кругленькая, вся в бантиках. Она очень возмущалась и рассказывала про свою собачку. Я ее запомнила, и потом поселила в своей е. Подсматриваю некоторые вещи у своих детей, например, отношения между сестрами. Конечно Аня (героиня цикла книг «Большая маленькая девочка» — прим. авт.) во многом похожа на мою среднюю дочь, которой шестнадцать лет. Попадают еще какие-то моменты, но в книге все равно они преобразуются.

Оставить свой комментарий

Вы должны авторизоваться чтобы оставить комментарий.

Студент онлайн © 2017 Все права защищены

Неофициальный сайт студентов Института журналистики БГУ