Она мечтала стать летчицей, а стала героем!

Анна Некрашевич

Институт журналистики

Когда я направлялась к Ковалёвой Нине Григорьевне в гости, всё что я знала о ней – это то, что она участница Великой Отечественной войны, никакой другой информацией я не владела, поэтому я очень волновалась перед самой встречей. В то время, как я поднималась по лестнице к квартире моей будущей собеседницы, Нина Григорьевна, уже распахнув двери, ждала меня на пороге. И вот мы уютно расположись в одной из комнат. Первый вопрос, что странно, задала именно она:

– Что интересного я могу рассказать? Я же обычная пожилая женщина… – Нина Григорьевна смотрела на меня с удивлением.

Я была в смятении и всё же,  улыбнувшись,  решила начать:

– Нина Григорьевна, расскажите, пожалуйста, о своей Родине, детстве, о своей семье.

– Я родилась за шесть дней до Рождества в 1921 году в Батайске, это Ростовская область. Семья у нас была большая, родители были обычными рабочими людьми. С лет четырёх мой братик Ванечка начал учить меня грамоте и к годам шести я уже хотела в школу, но приняли меня только через ещё один год. Чуть позже у меня появился ещё брат, которого нянчить доверили уже мне. Когда я училась в школе, сначала я была пионером, а потом стала и комсомолкой, – женщина задумалась, а потом усмехнулась и продолжила, – всё детство я мечтала стать лётчицей. Вот мои подруги кто кем: кто хотел учить детей в школе, кто лечить людей, а я лётчицей!

– Как повернулась Ваша судьба после того, как вы окончили школу?

– Я хотела продолжать учиться, я не хотела быть неучем! В авиационное училище, я, конечно же, не поступила, никто меня не пустил туда, родители хотели, чтобы я пошла работать. Выбора у меня не было, против воли родителей я пойти не могла, начав работу в хлебозаводе. Но я потом начала после работы посещать вечерние курсы, где продолжила свою учёбу, – Нина Григорьевна остановилась.

– 22 июня 1941 год. Как Вы узнали о том, что началась война?

– А ведь к войне готовились, давно готовились, но всё равно она началась неожиданно для нас. Вот помню как сейчас: в тот день у нас был экзамен по литературе на курсах. Я со своими приятельницами зашли в кабинет, а там одни девчата. Ребят не было! Не было и директора, но потом он сам пришёл и сказал, что экзамена не будет, а парней забрали… на войну. А ведь как раз в то утро, когда объявили о войне, у нас радиоприёмники не работали, и мы ничего не знали поэтому.

– Каким образом попали Вы на фронт?

– В августе 1941 года пришла повестка из Кировского «ркВЛСКМ», где было написано о наборе на «радиотелеграфические» курсы, на которые поступить призывали всех комсомолов. За шесть месяцев мы были обучены начальником курсов Мишечкиным и позже обмундированы. После экзаменов 60 лучших учеников были отправлены в военную часть города Лиски, среди них была и я. Потом нас отвезли в Купянск, где мы попали в роту связи, там я и начала стажировку на 11 АК во вторых наушниках. Две недели стажировки и уже с января 1942 года самостоятельная работа.

– Расскажите, пожалуйста, о работе на радиостанциях.

– Ночью мы работали с армиями и батальонами, а днём с самостоятельно уходящими на задания. Часто выезжали на передовую с комитетом полка, который с нашей рации руководил воздушным боем. Держали мы связь и с дальней авиацией, которая уходила в тыл врага. Так и проходил мой боевой путь: Юго-Запад, Сталинградская битва, Южный фронт (после освобождения Севастополя), белорусский фронт с июля 1943 года, минские леса, Борисов и Лида.

– И что же потом? – меня охватывал неподдельный интерес к рассказу Нины Григорьевны.

– В городе  Лида нас погрузили в поезд и через Босфор отправили в Румынию, в город Бузец, где находилась 1ВА. С боями освобождали Румынию, потом Югославию в городе Семум, затем Болгарию, Венгрию и Австрию. На этом и закончилась война.

– Победа! А как Вы именно узнали, что война закончилась?

– Совершенно случайно! Я как обычно тогда сидела в штабе на дежурстве, ещё тогда я поняла, что что-то не так. Люди из окон выстреливали весь оставшийся снаряд просто в небо, и я не могла понять причины этого действия. Когда же на смену мне пришла другая женщина, от неё я и узнала, что война закончилась! – на глазах у моей собеседницы появились слёзы радости.

– Вероятно, Вы запомнили этот день поминутно?!

– Да… Нас тогда повезли в Вену на митинг Победы, затем в ресторан. Потом бы поехали Венский театр, правда, малый, так как большой был разрушен. Я была счастлива в тот день, очень счастлива!

– А как же сложилась ваша жизнь после войны? Как вы оказались в Кобрине?

– О, – Нина Григорьевна задумалась, – это очень долгая история. Ещё много понадобилось времени на восстановление некоторых документов, была проблема и с жильём. Хватало в моей жизни всего: и хорошего, и плохого. У меня уже и своя семья появилась, сын, а там уже и внуки, правнуки и праправнучка есть. А в Кобрине я не так давно живу, волею судьбы сюда попала, – тут глаза моей собеседницы загорелись, – а я вот что хотела сказать: сын мой ведь лётчиком стал! Вот как – лётчиком!

На этом моя беседа с Ниной Григорьевной закончилась. Ещё некоторое время она мне показывала свои награды и фотографии, а я с удовольствием рассматривала их. Я была под огромным впечатлением и когда я уже возвращалась домой, я проматывала в голове всю нашу встречу, с трепетом вспоминая каждое слово.

Оставить свой комментарий

Вы должны авторизоваться чтобы оставить комментарий.

Студент онлайн © 2017 Все права защищены

Неофициальный сайт студентов Института журналистики БГУ