Дом для «спасёнышей»

Екатерина Игнатович

журналистики

В конце июня в Минске на улице Кольцова обнаружили котёнка, который лежал в сквере у дороги. Откуда он появился и сколько там пролежал, — неизвестно. Вокруг собралась толпа, позвонили волонтёру. Волонтёр приехала, посмотрела издалека – и ушла. Но котёнок уцелел — благодаря помощи людей, которые нашли в интернете контакты и передали его в надёжные руки.


 

Два года назад, осенью, понимая, что скоро холода, животных, нуждающихся в помощи, будет много, а в минской квартире всех не поселишь, — Таиса начала снимать загородный дом для себя и «спасёнышей». Она занимается передержкой – обеспечивает попавших в беду зверей временным – до того, как найдётся хозяин – пристанищем и уходом. Пятьдесят неухоженных, предоставленных самим себе кошек или собак — не про неё. Таиса сознаёт ответственность за каждого из тех, кого приносит в дом, и каждому старается отдавать максимум сил.

Маркиза – так назвали котёнка – стала одним из «спасёнышей» Таисы Шульгевич. Благодаря женщине котёнок выжил, окреп и обрёл шанс на счастье, хотя оба глаза пришлось удалить.

— Самое главное, — говорит Таиса, — чтобы не боялись спасать. Не боялись таких. Некоторые не знают, что делать. А возможностей много: интернет, чаты, передержка. Главное: не бояться, попытаться. Ведь инвалидность не приговор. Вот Маркиза – лежит, глазки удалены, а она ведь сердцем всё видит, чувствует.

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Больные, бездомные, брошенные, раненые, животные-инвалиды – Таиса старается помочь всем, чем может. И так с детских лет. В семье, где было пятеро детей, мама говорила: «Ты у нас особенная: вечно видишь кого-то, кормишь, тащишь. Никто не видит, только ты».

— Наверное, в жизни у каждого есть предназначение, — рассуждает Таиса. – И это не фанатизм… Просто любовь. Сострадание. Видишь боль, чувствуешь — и через себя всё пропускаешь. Говорят, добро надо воспитывать, но я думаю, что это в крови.

У меня двое детей, трое внуков, зять, невестка. Они тоже неравнодушны. Вот дочь как-то звонит: «Мама, собачка бегает, очень худая, может, заберёшь себе?» И внуки: «Бабуля, кошечка с котятами во дворе, надо что-то делать!..» Сын в свое время работал на предприятии, так там собачка родила щенков: тащил с работы девятерых – потом вместе пристраивали…

Негатива со стороны детей нет, правда, говорят иногда: «Мама, хватит пристраивать, тебе надо о себе подумать, о здоровье своём…». А у меня так:  в полпятого – подъем, утром и вечером – обязательная уборка, днём –проветривание, стирка, прогулки с «хвостиками», кормление, потом лечение… В перерывах кипячу воду, себе делаю  кофе или чай (обычно кофе, я «кофейный наркоман») – и снова… Дом старенький, работы много. И так практически каждый день.

 

Я не жалею, что в отпуска не ездила, что ничего «супер-пупер» себе не позволяю. Хотя морально тяжело бывает. И устаешь, и иногда думаешь… по-всякому думаешь…и там болит, и там болит — а они, «спасёныши», придут к тебе, глазки поднимут: «Ну! Что сегодня делать будем..?»

Когда живность в доме — всё по-другому. И душа другая становится. И поэтому тем, кому помогаю с лечением и передержкой, хочется найти руки: надежные, хорошие. Отдаёшь – а они ведь как дети…они и есть дети, понимаете, маленькие дети, только что сказать не могут, когда им плохо и что им болит. Смотрят глазками – и сама все чувствуешь. Единственное, жалко, что начинают принимать меня за хозяйку, а я говорю, что временная и что однажды их найдёт человек – Их человек, единственный – и будет любить, по-настоящему.

На пути к счастью «спасёнышей» любая помощь важна: посты и рекламу размещают в социальных сетях, помогают финансово, автопомощью, медикаментами. Помогают люди, помогают волонтёры. Среди волонтёрских организаций Таиса отмечает работу команды «ХэппиПет»:

— У них все прозрачно, честно. Если нужно, дают талоны на стерилизацию, кастрацию, обеспечивают рекламу в интернете. Неважно, кто ты и где ты находишься – помогают.  Они идут вперед – и всё ради живности. Команда молодая, но таких я ещё не встречала.

Таиса много времени уделяет ведению аккаунта Вконтакте, где рассказывает о каждом «спасёныше», делится впечатлениями и событиями; также она постоянно общается с волонтёрами, работниками ветклиник, людьми, которые хотят взять питомца в свой дом и теми, кто готов предложить помощь, но всё-таки большая часть её времени посвящена общению с животными.

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

— Животные необычные, — делится Таиса. — Они такие же, как мы, только эмоции по-другому выражают, а иногда даже кажется, что по развитию они выше нас. Я реально смотрю на вещи, за столько лет видела разных «хвостиков» и думаю: нам многому можно у них поучиться.  Они дружные, хотя разные очень, ласковые, терпеливые. Только что сказать не могут – а всё понимают. И всё чувствуют. Чувствуют, когда их любят. И тогда они многое могут дать.

Как-то мне плохо было: рука опухшая, отёк, солевые растворы… А они придут тихонько, головку положат…Чувствуют боль. Забирают.

У нас жил пёсик, чау-чау, восемь лет, он умер от онкологии. Знаете, у сына в то время были проблемы со здоровьем и у меня, но я, как всегда, не обращала внимания: вечно носишься —  ай, потом, потом… Думаю вот сейчас: наверное, пёсик всё плохое наше себе забрал. Общаешься с людьми, рассказывают аналогичные ситуации.

Моя мама была католичкой. Я могу сходить в костел, если получается, поклоны, конечно, не бью…Но я верю, что есть что-то высшее. Не знаю: Бог, ангелы – но что-то есть и Кто-то есть над нами. Я не молюсь Богу, грешна в этом, наверное, но только говорю всегда: «Господи, спасибо тебе за прожитый день. Благослови меня на следующий. Благослови, чтобы «хвостики» нашли дом. И чтобы я смогла кому-то помочь».​

Оставить свой комментарий

Вы должны авторизоваться чтобы оставить комментарий.

Studlive.by © 2019 Все права защищены

Неофициальный сайт студентов и абитуриентов факультета журналистики БГУ

Хостинг предоставлен компанией hoster.by

hosterby_logo_advert