Станцевать историю

Екатерина Эватсон

Институт журналистики

Суббота, дождь, ратуша. Люди в костюмах времён Первой мировой торжественной колонной стоят под часами и стараются выглядеть суровыми (все, кроме медсестры, но у неё получается лучше всех), пока один из них объясняет публике, зачем все мы здесь сегодня собрались:

— Почему мы выбрали именно эту тему? Потому что Первая мировая война унесла жизни многих белорусов. У нас сегодня на реконструкции собрались солдаты разных войск, но у нас у всех одна идея: мы за мир во всём мире. Кстати, вот обратите внимание на этого человека! Вот у него борода настоящая, а дальше будет молодец с роскошными усами, так у него приклеенные!

…Если так подумать: десять часов утра, суббота, промозглая погода, ты стоишь с фотоаппаратом и пытаешься замёрзшими пальцами нажать на кнопку фотоаппарата, чтобы получить хоть какие-то снимки. И пришла смотреть вовсе не на реконструкторов, а на танцоров, которые скромно столпились под крышей ратуши и терпеливо ждали своего часа. И вот грянуло: спустя полчаса после начала представления, когда и солдаты, и медсестра, и коники под солдатами стали буквально родными, когда хотелось подбежать и по-братски подержать над ними зонт, из-под ратуши вышли они. Танцоры исторического танца.

— То, что мы сейчас продемонстрировали, называется танцем one step. Он появился в Америке в начале прошлого века и стал прародителем танго.

Правда, сложно было поверить, что когда-то перепрыгивания с одной ноги на другую (именно так смотрелся этот простой танец) превратились в страстное танго, но Александру Юрьевичу, руководителю студии, можно было верить. Он производил впечатление человека, который знает, о чём говорит, долгое время проносив за плечами рюкзак с накапливающимся опытом. Собственно, ради беседы с ним — и, конечно, танцев, — я сюда и пришла.

Вся эта история началась тогда, когда услышала от друзей о том, что у них в городе проводится бал. Настоящий. С костюмами, старинными танцами, этикетом и всем тем, что так захватывало Наташу Ростову. Возник вопрос: почему у них в России такая прелесть есть, а у нас нет? Или я просто как обычно не в курсе?

Совершенно предсказуемо, правильным оказался второй вариант. Проведя достаточное время в Интернете и социальных сетях, я
нашла группу клуба исторического танца «Версаль» под управлением — кого бы вы думали? Именно, Александра. Я долго
любовалась на наряды учеников школы, и антураж залов, где проходят балы, а потом постучалась педагогу в личные сообщения.

А. Ю. Ильяш

— Всё началось с ролевых игр. Тогда мы пробовали всё, что под руку подвернётся. Бои на мечах? Конечно! Легенда о потерянном брате и чудесное воссоединение? Да, давайте! Танцы? Почему бы и нет! Так и закрутилось. Потом я и ещё часть людей окончательно ушли в направление исторического танца. Правда, сначала занимались при нашем ролевом доме «Серебряный единорог». Потом долго меняли помещения, а вот сейчас обосновались в Доме ветеранов. Так что, «Версаль» существует уже где-то лет семь-восемь.

— А то, что вы сейчас танцуете, максимально приближено к реальности?

— Видите ли, существует два так называемых направления исторических танцев. Реконструкция — то, что мне предпочтительнее, — и стилизация. Стилизацию вы часто можете видеть в театрах, кино, когда важна больше красивая картинка, а не доскональное следование танцевальной моде того
времени. Если вы откроете советский учебник и будете читать описание той же польки, то у вас глаза на лоб полезут, потому что с оригинальной версией оно будет совпадать в лучшем случае процентах в десяти. Когда увлечение историческими танцами только начиналось — на постсоветском пространстве первой была Россия, — то тогда, благо, уже был какой-никакой интернет, и этим благом активно пользовались. Многие брали танцы из архива Библиотеки Конгресса США, там большое собрание. Но ещё больше информации у частных коллекционеров, тех, кто историческими танцами интересуется. Понятное дело, нам к такому архиву доступа нет. *смех*

— Многие сейчас увлекаются историческими танцами?

— Наша студия держится буквально на десяти людях. Но занятия продолжаются. Не бесплатно, конечно, но для тех, кто регулярно посещает занятия, есть приятные бонусы. Этой осенью мы переехали в новый зал на Кульман. А ещё летом я хотел отдать предпочтение частным урокам, организовать что-то вроде репетиторства. Потому что обычно как бывает: приходят новички, пускай человек тридцать, из которых в лучшем случае парней штук семь. Проходит месяц занятий — половины группы просто нет. Через некоторое время остаётся десять человек. И снова гендерная проблема: многим девушкам партнёров просто не достать. Их нет. Можно, конечно, приводить своего парня или девушку, но какой процент того, что он не будет танцевать из-под палки? У меня есть знакомый коллектив, там шесть девушек и один мужчина, муж одной из участниц. Так он уже такой замученный, бедняга.

— А есть те, кто встретились у вас на уроках, начали вместе танцевать и потом..?

— Да, Андрей и Юлия, видели того молодого человека в очках? Он танцевал только с ней. Начали танцевать вместе, а теперь встречаются. Но это единичный случай. При частных уроках проблема, о которой я говорил, решилась бы легко: приходит девушка — с ней танцую я, приходит парень — кто-нибудь из наших девчонок. А так многие дамы остаются недовольны. Ведь они приходят с какой-то задней мыслью: ага-а, тут точно будет пара, я буду танцевать в паре! А на деле оказывается не так. Самое обидное, что я даже не могу сказать: девочки, милые, потерпите годик, научитесь — и будете танцевать с кавалерами, на балах, всё замечательно будет! Но я даже этого не могу гарантировать, потому что на таких мероприятиях, как балы, тоже может недоставать танцоров-мужчин. А у нас сейчас, к сожалению, не девятнадцатый век, где кадеты с кадетами в училище танцевали, девицы с девицами, а потом на балах сходились и друг другу своё мастерство показывали. Так и живём.

— А часто бывают балы?

— Да, наши даже недавно жаловались, что им недостаёт суток в неделе, чтобы везде успеть. По весне так совпало, что в один и тот же день бал был одновременно в двух разных городах. Я не выступал там в качестве организатора, был приглашённым танцмейстером, но от души посочувствовал вообще всем. Потому что на наш бал приехала половина их танцоров, на их — наших, и получилась какая-то неразбериха. А аргументы вроде «Люди не могут в один месяц бывать на двух мероприятиях такого плана…» Ну не знаю. По мне, так надо давать право выбора.

— Балы вообще интересны?

— Хороший вопрос. Раньше балы были развлечением или же единственной возможностью остаться с дамой tet-a-tet. Поэтому юные барышни так трепетно относились к первому выходу в свет. Бал Наташи Ростовой ведь все помнят, правильно? Так что, бал был одновременно и свиданием, и возможностью показать себя и разнообразить досуг. Тот же Пушкин, который много лет эти танцы заучивал, с лёгкостью мог приехать на приём, с такой же лёгкостью оттанцевать и всё. А что могут люди, которые занимаются историческими танцами ну пусть два, три года? Не спорю, что бал для них остаётся развлечением, но порой превращается в тяжёлый труд.

Но зрителям у ратуши повезло: они просто от души развлекались. Джентльмены горделиво выпрямляли спины, дамы легко перепрыгивали с ножки на ножку, и порой нетрудно было поверить, что, будь они в других костюмах, то легко сошли бы за гостей из прошлого.

…Что же касается меня, которую галантный белокурый кавалер пригласил на последний танец, то мои впечатления остались весьма неоднозначными: от осознания, что ты не можешь «походить как медведь», становится неуютно, но большая неловкость появляется тогда, когда понимаешь, что так действительно танцевали два века тому. Обнадёживало, что подобная растерянность была не у меня одной, но «версалевцы» уже к этому привыкли и реагируют на удивление спокойно. Мол, вы не смейтесь, не так у нас всё просто. Вы, главное, приходите, а мы уже покажем, как можно стать героем Толстого.

Оставить свой комментарий

Вы должны авторизоваться чтобы оставить комментарий.

Студент онлайн © 2017 Все права защищены

Неофициальный сайт студентов Института журналистики БГУ