Писательница Надея Ясминска: «Вдохновляться не только миром, но и его крупинками…»

Алина Родион

Институт журналистики БГУ

Очень часто в автобусе, электричке, метро можно встретить мужчину или женщину, в руках которых книга или планшет. Не отрывая взгляда от буквы, люди медленно перелистывают страницу, наслаждаясь каждой прочитанной строкой. За это надо сказать спасибо писателям, творчество которых и создаёт этот уют и хорошее настроение.

Надея Ясминска – автор стихов и сказок для детей («или для взрослых, которые сохранили в себе частичку детства»). Начинающая белорусская писательница видит волшебство в обычных, на первый взгляд,  вещах, мелочах и деталях — а ведь так сможет не каждый…

Ясминска Надея

– Надея, что Вас вдохновило стать писательницей?

– В моей жизни не было толчка или какого-то переломного момента, после которого я решила писать. Всё зарождалось и развивалось постепенно: в детстве я много фантазировала, сочиняла красочные истории; потом стала пробовать доверять свои мысли бумаге – как большинство подростков. Только у большинства это со временем уходит, а у меня осталось.

Другой вопрос: что вдохновляет оставаться писательницей?

Наверное, во мне сохранилось какое-то детское восприятие мира. Меня увлекают мелочи, детали, случайные прохожие и обрывки разговоров. Мне интересно наблюдать за проходящими поездами ночью или пытаться вырастить цветок из какого-нибудь экзотического семечка.

…Однажды мне сказали, что я слежу за тем, как утопает горка сахара в кофейной пене так, словно никогда не видела ничего занятнее. Может быть, со стороны это выглядит странно. Но для меня быть писателем – это вдохновляться не только самим миром, но и прежде всего его крупинками.

– Ясминска – почему Вы выбрали именно такой псевдоним?

– На первый взгляд, он расшифровывается банально просто: «Я-с-Минска». Действительно, Минск – во всех смыслах мой город. Я родилась в нём и живу, люблю его, безусловно, просто за то, что он меня окружает. Да, здесь можно насчитать парочку уродливых зданий и неопрятных кварталов. Но и в моей квартире есть нелюбимые уголки, которые не мешают общему чувству дома.

Ещё в псевдониме зашифрован мой любимый цветок – жасмин (ясмин, по-белорусски «язмiн»). Мои ранние произведения даже печатались под псевдонимом Язминова. А в целом, «Ясминска» по своему написанию напоминает польские фамилии, поэтому это ещё и дань уважения моим польским корням.

– Ваши книги рассчитаны только на детскую аудитории? О чём они?

– Да, в основном я пишу для детей – или для взрослых, которые сохранили в себе частичку детства. Книги разные: иногда это классические сказки о любопытных красавицах, бродячих музыкантах, старых волшебниках и неуклюжих драконах. Но есть и произведения просто о детстве, о внутренней вселенной каждого отдельного ребёнка. Например, «Бусинки и капли» – своеобразный «дневник-в-голове» пятилетнего мальчика, который пропускает через себя окружающий мир;  а мир маленького человечка тоже мал и оттого так интересен: в урчании кота слышится шум моря, а сны живут в пустых коробках из-под конфет…

Зеленые песни Эрминтии

– Расскажите, как появилась первая книга?

– Когда я только-только начала писать, то мечтала о своей первой книге, как Золушка о первом бале (смеётся).

В идеальных историях о писателях всё происходит так: ты совершенно случайно сталкиваешься с издателем, очаровываешь его глубиной своих мыслей, и он просит у тебя рукопись. «Но она ещё не закончена», – робко возражаешь ты. «Ничего-ничего!» – заявляет издатель, берет у тебя текст, а через неделю звонит в полном восхищении и говорит, что готов издать твою книгу. Так вот — у меня такого не было.

Моя первая книга – сборник фэнтези-стихов «Зелёные песни Эрминтии» – вышла самиздатом. Не думаю, что это было удачное начало. Я даже не представляла себе читательскую аудиторию: на кого рассчитан этот сборник, кому он понравится? Но эта маленькая книжка стала первой ступенькой. Я перестала писать «в стол», начала работать над собой, над своим слогом и стилем. Сейчас у меня пять изданных книг и вот-вот появится шестая.

– А есть ли книги на белорусском языке?

– Да, совсем недавно в издательстве «Галiяфы» вышел красочный сборник сказок «Сем ружаў» («Семь роз»). Когда я писала эти сказки, меня консультировала белорусскоязычная поэтесса и журналист Ольга Чайковская. Мы с ней кропотливо работали чуть ли не над каждым словом. «Вялiканша» или «волатка»? «Медны» или «медзяны»? Вроде бы мелочи, но как раз таки из них и складывается мелодия текста.

Сейчас, перечитывая сборник, я понимаю, что мы с Ольгой не зря трудились: белорусский язык в нём абсолютно естественный, настоящий. Кальку на русский уже сделать не получится – не «звучит», нужно адаптировать. Это был очень интересный опыт, и я надеюсь его повторить.

– Вы считаете себя белорусской или русской писательницей?

– Я – белорусский автор, как бы меня не пытались убедить в обратном. В настоящее время этот вопрос стоит достаточно остро: есть мнение, что ты не можешь принадлежать к белорусской литературе, даже культуре в целом, если пишешь на русском языке. Но такое мнение скорее продиктовано эмоциями. Ведь если брать язык текста за основу, выходит, что в мире вообще нет, к примеру, канадских писателей. А если принадлежность автора будет определяться тем, о какой стране он пишет, то куда в таком случае отнести мастеров жанра фэнтези с их вымышленными мирами?

Мне кажется, по-настоящему важно то, где ты живёшь и пишешь и кем себя ощущаешь. Я живу в Беларуси, и я белоруска! Думаю, этого будет достаточно.

Надея Ясминска

Оставить свой комментарий

Вы должны авторизоваться чтобы оставить комментарий.

Studlive.by © 2018 Все права защищены

Неофициальный сайт студентов Института журналистики БГУ

Хостинг предоставлен компанией hoster.by