ЕВРОТРИУМФ КОНЧИТЫ ВУРСТ: Победителей судят

Анастасия Новосадова, Илья Трофимов

Институт журналистики БГУ

Финал ежегодного конкурса песни «Евровидение» взбудоражил флегматичный Копенгаген в ночь на 11 мая.

За звание лучшего эстрадного певца Старого Света боролся, в том числе, представитель нашей страны. Тео (Юрий Ващук) с песней «Cheesecake», преодолев полуфинальную стадию, в итоге «финишировал» на 16 месте с 43 баллами, повторив прошлогодний результат Алены ЛанскойSolayoh»).

А вот победу праздновала Кончита Вурст, конкурсантка из Австрии, поразившая европейскую публику композицией «Rise Like A Phoenix» и не очень свойственной милым дамам бородой. Певец Том Нойвирт, нарядившись в женское платье, не прогадал — в первую очередь эпатажная внешность принесла австрийцу итоговые 290 баллов и первое место на «Евровидении-2014».

На следующий день стало известно, что с представителями, так сказать, певицы ведутся переговоры о концерте в Минске — он может состояться уже летом. Между тем, победа Кончиты Вурст вызвала восторг далеко не у всех белорусских зрителей конкурса.

Мы решили узнать, что именно думают наши соотечественники о триумфе обжигающей своей оригинальностью австрийки. Следуя европейским трендам, участники опроса в срочном порядке обзавелись растительностью на лице.

Катя Полоцкая

Катя Полоцкая, экономист:

«В этом году конкурс откровенно разочаровал. Хочу сказать прямо: «Евровидение» уже не то! То, что сейчас творится с Европой, больше всего напоминает труд Освальда Шпенглера «Закат Западного мира».

Так называемому золотому миллиарду, похоже, стало слишком тесно. Пропаганда гомосексуализма (а выступление Кончиты Вурст иначе и не назовешь), на мой взгляд, является частью циничного плана по сокращению населения Земли. Победа одного человека неопределенного пола — это такой кирпичик, из которых выстраивается поражение всего человечества».

Александра Филатова

Александра Филатова, радиоведущая:

«Мне кажется, что не стоит воспринимать эту победу как символ неуважения к традиционным ценностям, манифест, призывающий к однополой любви, или признак глобального упадка нравов — ее вообще не стоит воспринимать всерьез.

Но в следующем году все же хотелось бы видеть в победительницах не бородатую даму, а даму с красивой фигурой. Чтобы мне не усы пририсовали, а что-нибудь другое — в самых интересных местах!»

Юлия Лиж

Юля Лиж, журналист:

«Очевидно, что Беларусь не вписывается в веселую компанию «еўра» и сидит белой вороной на вечеринке раскованных мальчишек и блестящих девчонок. Потратила мамину зарплату на модное платье, «Вечер в Брюгге» и с безнадежностью в глазах белорусов ждет медленного танца.

Меня подобные забавы утомили еще в школе. Почему страна до сих пор рвется попасть в эту феерию — не понимаю. Лучше бы читала дома книжки, берегла честь и развивала вкус. Но кому-то нравится, и бог с ними, с блестками. Главное, что уровень преступности во время этих представлений падает. А что до Кончиты, то маркетологи давно предупреждали: no beard no love [прим. авт.: без бороды любви не жди]».

Анна Гридюшко

Анна Гридюшко, журналист:

«Не знаю, было ли «Евровидение» когда-либо в своей истории на самом деле конкурсом песни, но то, что это инструмент политики — факт. Победа Кончиты, на мой взгляд, еще одно тому подтверждение (не говоря уже о высших баллах, которые выставляются странам, а не исполнителям).

Европа немного «съехала» со своей толерантностью, и поэтому победителем престижного конкурса стал не самый интересный номер и не самый лучший голос, а представитель сексуальных меньшинств. В принципе, песня неплоха, и поет Кончита тоже ничего, но были конкурсанты и получше.

Хотя, может быть, если бы у него/нее (нужное подчеркнуть) не было бы бороды, а на сцену просто бы вышел одетый в платье мужик, то и победы бы никакой не было. Короче, бороду явно бабка зашептала!»

Константин Тетерюков

Константин Тетерюков, инженер-программист:

«Довольные люди редко кричат на всю округу о своем счастье — им не до этого, им и так хорошо. Зато недовольные и несогласные завывают так громко, что может показаться, будто их — несметные полчища. Но так ли это на самом деле?

За Кончиту голосовали не только в «прогнившей насквозь» Западной Европе — за нее голосовали практически все страны-участницы конкурса, это факт. Голосовали, в том числе, белорусские «тэлеглядачы», голосовали россияне, Израиль — и тот не поскупился на 12 баллов.

Подозреваю, что сравнительно невысокие оценки от постсоветских стран — прямая заслуга национальных комитетов жюри, кучки так называемых экспертов, чьи голоса почему-то равнозначны голосам тысяч простых людей. Пока эксперты вживались в роль поборников морали и нравственности, обычные телезрители массово голосовали рублем за австрийское чудо — не иначе, людям оно понравилось».

Выступление Кончиты Вурст не оставило равнодушными не только простых белорусов, но и «непростых» россиян. Особого внимания достойны высказывания самых бородатых из них.

Анатолий Вассерман

Анатолий Вассерман, матерый интеллектуал (в своем блоге):

«Если послушать номера конкурса «Евровидение-2014» с закрытыми глазами (я сделал это при прокрутке фрагментов по ходу голосования), следует признать: австрийский певец с псевдонимом, переводимым как «Раковинка Колбаса», действительно был в числе лучших и по голосу, и по музыке (текст оценить не берусь: английский могу разбирать разве что в письменном виде, но не на слух).

Да и содержание, изложенное комментаторами, вроде бы не зависит от пола исполнителя. Так что теоретически не исключено, что и без женского платья и макияжа он победил бы на конкурсе. Но законы телевизионного шоу дают клоунам дополнительные шансы на победу. Допустимо ли ими пользоваться? В конкурсе песен — вряд ли. В конкурсе эффектных зрелищ — не только можно, но и нужно. Судя по реакции зрителей, в данном случае мы имеем дело скорее со зрелищем, нежели с музыкой. Полагаю, многие другие участники конкурса (в том числе и сестры Толмачевы [прим. авт.: конкурсантки от России]) будут успешнее в более музыкальных и менее зрелищных формах концертов. Но боюсь, значительную часть зрителей придётся приучать к этим формам «с нуля».

Владимир Жириновский

Владимир Жириновский, король эпатажа и потрясений (в прямом эфире телеканала «Россия-1» вскоре после окончания конкурса):

«Европа пусть остается со своей бородой — символом обреченности, апокалипсиса и одиночества. Европа сгнила! У них нет больше мужчин и женщин! Мы зря освободили Австрию. Это адское пламя, это пламя апокалипсиса. Там не только она, там вся молодежь бородатая. У нас был праздник со слезами на глазах, а у них культура со слезами на глазах».

Инстаграм (Галустян)

Михаил Галустян, армянский прототип Кончиты Вурст (в социальной сети Instagram): «Наш ответ Европе;))».

Как бы удивительно это ни звучало, ничего принципиально нового в Копенгагене не произошло. Еще в 2007 году, когда сегодняшняя Кончита выглядела вот так, Украину на «Евровидении» представляла дама мужского пола Верка Сердючка (Андрей Данилко), чей образ почему-то не вызывает у отечественного зрителя ни мыслей о собственном моральном упадке, ни желания немедленно переодеться в женщину и погрязнуть в однополых отношениях. А ведь Данилко занял тогда ни много ни мало второе место!

Да что там 2007 год — в балаганах испокон веков демонстрировали бородатых «леди», и всегда находились желающие взглянуть на диво дивное. Если есть люди (судя по результатам Вурст — масса людей), которым вот такое нравится, то, может, дело не в «Евровидении»?

В соавторстве с Анастасией Новосадовой

Анастасия Новосадова

Илья Трофимов

Илья Трофимов

Оставить свой комментарий

Вы должны авторизоваться чтобы оставить комментарий.

Studlive.by © 2018 Все права защищены

Неофициальный сайт студентов Института журналистики БГУ

Хостинг предоставлен компанией hoster.by