Альтернатива реальному миру: в Минске прошел концерт IAMX.

Елизавета Арцуева

Институт журналистики БГУ

«Ааааааа!» – несется над танцполом. Сцена все еще пустая. Периодически с тихим шипением вырываются клубы дыма.

«АААААА!» —  в три раза громче. Свист, хлопки, крики и блестки-блестки-блестки… На коже, на одежде, кажется, будто блестит даже воздух.

И вот уже Репаблик не концертный клуб вовсе, а мрачный театр эксцентричности и экстравагантности, и все вертится, кружится и дрожит от нетерпения. Взгляд выхватывает из толпы лица, спрятанные под масками, тормозит на черном кружеве чьего-то платья и цепляется за букет алых роз. Люди, пришедшие на этот концерт, явно не вписываются в рамки обыденности. И сразу понятно – IAMX в Минске ждали и долго готовились к их приезду. Фанаты продумали свои образы для концерта не менее тщательно, чем их кумир. И это все настолько невероятно, что совсем не верится, что прямо за стенами клуба – ветреный и совсем не по-весеннему заснеженный Минск.  Тут свой мир, и у каждого присутствующего своя роль.

Но главный актер все еще невидим для публики, прячется в гримерке и  не знает, что происходит в зале.

Jm11DAeDsMw

Предвкушение и нетерпение настолько явно читаются на лицах, что кажутся почти материальными. И поэтому момент, когда на сцене появляются главные действующие персонажи, будто растягивается. Оживают первые ряды, волной прокатывается по залу свист, и вот уже все кричат, вскидывают руки и подхватывают ритм открывающей концерт «I сome with knives».

А на сцене мечется Крис Корнер. Острые  и ломаные движения, лицо, которое не рассмотреть из-за плотного слоя грима, и сразу два микрофона в руках. В перьях и блестках, совершенно неуловимый для фотографов, он будто везде одновременно.

«The Alternative», идущая второй в сетлисте, повышает градус и, оправдывая свое название, переносит в другую реальность.  На экранах меняются кадры, и все это похоже на массовый гипноз, или транс, когда все двигаются в едином ритме и повторяют одни и те же строки.

AG3WlyxMHrA

«I know I never feel the same. I know I may never accept the change, but I want…» — начинает петь Корнер.

«Happiness!» — подхватывают зрители. И слова на чужом языке с легкостью срываются с губ, потому что тексты давно выучены наизусть.

«Liars!» — взрывается зал, и над толпой взлетает облако блесток.

«Liars!» — звучит во второй раз, и снова фанаты осыпают сцену серебристым дождем.

«Liars!» — и в третий раз всё вокруг вспыхивает и искрится.

SvDSr8aZdpc

IAMX действуют как единый организм, они будто чувствуют друг друга. И ведут себя настолько естественно и раскованно, что эта свобода и несдержанность покоряют с первых секунд. Облить зал водой? Без проблем! Кинуть в поклонниц футболкой? Запросто! Вытащить людей из зала на сцену? Не вопрос!

И поэтому поклонники не отпускают музыкантов со сцены до самого конца.

«Это последняя песня!» — предупреждают IAMX перед «Your Joy is my Low». Но все же после возвращаются, не могут не вернуться!

cWHSyXEPrXQ

И вот, казалось бы, уже и все. Закончился концерт, пора расходиться, ребята. Выстаивать громадную очередь в гардеробе, не спеша кутаться в шарфы у зеркала и в растерянности возвращаться домой, пытаясь унять вихрь эмоций внутри. Сцена опустела, утих бешеный ритм, но…

Но никто не уходит.
Потому что не может всё закончиться вот так.

Потому что мало. Мало слов, мало жестов, мало времени! И не хватает какой-то финальной точки, чтобы сказать самому себе: «Вот теперь я видел всё!».

«Mercy, well, I melt in the kiss by the words and the whispers you sing me», ­­- мягко и как-то вкрадчиво доносится со сцены.

«Mercy?! Он поет Mercy?!» — удивленно прислушиваются фанаты, успевшие пробраться к гардеробу. И тут же несутся обратно в зал, похватав вещи.

«Mercy, and I’m frail in the kill by submission and will that you bring me», — медленно, всё чертовски медленно, чувственно и гипнотично.

«I’m at your feet» —  почти шепчет Крис.

«I’m at your feet», — заворожено повторяет зал.

Мы у твоих ног, Корнер. Спасибо за этот вечер.

Наверное, именно так и должны заканчиваться подобные концерты. Страстно, эмоционально и с каким-то надрывом. С чувством опустошенности. С взаимными признаниями на разных языках.

И обещаниями всегда ждать новой встречи.

Столько, сколько этого потребуется.

 

Фото: Кристина Шумай.

Оставить свой комментарий

Вы должны авторизоваться чтобы оставить комментарий.

Studlive.by © 2018 Все права защищены

Неофициальный сайт студентов Института журналистики БГУ

Хостинг предоставлен компанией hoster.by