Александр Ивулин: «Футбол на журфаке – это традиция и душевность».

Даниил Шавров

Институт журналистики БГУ

Капитан сборной журфака – о прошлом, настоящем и будущем журфаковского футбола.

«Ехали в Москву с единственной мыслью – не облажаться…»

– Начать хотелось бы с кубка «За дружбу журфаков», который состоялся в феврале в Москве. Когда поступило предложение поучаствовать?

– Предложение поступило очень неожиданно, было очень приятно его получить. У нас есть чат сборной, там тогда еще был Артур Жоль. Он переслал сообщение из Москвы от Ярослава Моисеева. Этот парень учится на журфаке МГУ. И у него появилась грандиозная идея провести что-то типа чемпионата мира среди журфаков. Жоль скинул нам это, мы решили, что нужно ехать. Потом все затихло, приостановилось, а через месяц началась детальная проработка вопроса. Я списался с Ярославом. Он рассказал, что они хотели позвать ребят из Казахстана, Китая. Изначально это все замышлялось как глобальная движуха. Но потом кто-то просто не смог приехать, у кого-то образовались проблемы с визами. И в итоге получилось, что приехали мы и еще четыре журфака – РГГУ, МГИМО, МГУ и СПбГУ. Московские команды друг друга знают: у них есть кубок трех журфаков, на котором они играют постоянно. Питер они тоже знали, а мы приехали «темными лошадками».

– Тяжело ли пришлось тебе как капитану собирать команду на «выезд»?

–Решили ехать за свои деньги. Из-за этого несколько человек не смогли поехать. С капитанами всех команд мы договорились о дате: последний день каникул. Было очень приятно, что нас пришли проводить девочки – Вероника Станкевич, Аня Брецкая, Марта Кудина. Они даже передали нам с собой «болельщиц» – листик формата А4, на котором написали «болельщицы». Эта поддержка в Москве нас грела.

NkiL5RppXOI– Ты был удивлен результатом?

– Честно говоря, ехали туда с единственной мыслью – лишь бы не облажаться. Журфаковский футбол – это когда у большинства ребят нет школы, специальной подготовки. Поэтому было волнительно, учитывая наш провальный прошлогодний чемпионат БГУ, где мы не выиграли ни одного матча, по-моему. Все было очень грустно. Тем более, что не было Дениса Костюкевича, который профессионально играет в мини-футбол в «Столице». А после нашей первой тренировки выяснилось, что люди вообще не понимают, что такое мини-футбол. Это был ад. Хотя мы зашли в группу ЖФ-Спорт, куда ребята с МГУ выкладывают все свои матчи, транслируют их на YouTube, что очень круто. Может, когда-нибудь на журфаке появится что-то подобное. Так вот, зашли в группу, посмотрели их игры, думаем: «Блин, нормальная команда, нам конец». Короче, поехали, вели трансляцию в Перископе, нас даже кто-то смотрел. Настроились, выходим играть с Питером. Играем в меру нагло, в меру уверенно. Раз – гол Паша Транчонок забил непонятно как, в ближний угол. Появилась какая-то уверенность. Питерцы тоже не знали, чего от нас ожидать. Но нормально – первый тайм закончился со счетом 1:0. Что-то даже получается. Потом после перерыва я с центра поля забил – 2:0. Потом еще какой-то мяч залетел, почти со своей половины поля. 3:0. Потом Паша Транчонок еще один забил. Я думаю: «Ну, все, ладно. Выиграли». После игры сидим офигевшие, говорят же, что Питер –  неплохая команда. 4:1, счет неплохой,  последними не будем. Может, за матч за третье поборемся.

Второй наш матч – против журфака МГУ. А мы до этого их игру смотрели, ребята реально классно играют, держат мяч. Их капитан закончил школу московского «Динамо», очень сильный парень. Вышли на матч испуганные, уже после пяти минут горели − 0:3. А потом завелись, покричали друг на друга – и вначале 3:1, потом 3:2. Потом началась жара – мы реально возили журфак МГУ. Две штанги, перекладина. Но 3:2 проиграли в итоге. Но все равно круто – можем же, оказывается. Потом играли с МГИМО, те были совсем уставшие, там забил даже Леня Ребковец, исполнил знаменитого «пинского аиста». Сыграли три матча, возвращаемся домой, думаем: так мы еще и за финальчик поборемся! Приехали с мыслью, как бы не опозориться, а так все хорошо пошло. И по игре хорошо было. Мы поняли, что не только у нас на журфаке все не очень хорошо с футболом.

Утром мы смотрели СПбГУ – МГУ, москвичи выиграли – и все, мы в финале, ура. Но нам все равно нужно было сыграть с РГГУ еще. А у нас много ребят были на карточках, я в том числе. Видели бы вы лицо Ярика Писаренко, когда он сфолил, к нему подбегает судья и тянется в кармашек. У Ярика вся жизнь оршанская перед глазами пробежалась: КВН, все «Золотые утки», как он из Орши приехал в Минск. Костя Баяндин, по-моему, сказал: «Я никогда не видел, чтобы у человека было такое испуганное лицо». Но, слава Богу, судья не показал ему карточку.

В финале мы попросили ребят поставить гимны, это был бы вообще такой пафос и патетика, но не поставили. Мы даже вели 1:0, но не хватило сил, а может и класса – и в итоге мы проиграли, хотя не стыдно за нашу игру, ребята с того же МГУ говорили, что мы молодцы. Мы заняли второе место – это было нечто воодушевляющее. Было круто: познакомились со многими ребятами из Москвы, отличные ребята. А у Ярика Писаренко как раз на следующий день – 9 февраля − был День рождения. Они подарили сигару кубинскую. Очень легкие и приятные ребята.

Мы прыгнули выше головы. Финал, кстати, ребята, которые в Швецию улетали, даже в аэропорту смотрели. Спасибо им большое и всем нашим болельщикам за поддержку – это очень круто.

 

«Мы играем плохо, но душевно и искренне»

– Недавно прошел последний для тебя журфаковский футбольный турнир – Кубок журфака. Его выиграть сборной твоего курса удалось. А вот чемпионат взять вам там и не получилось. Не обидно ли тебе, что ты и твой курс так и не получил звание чемпиона?

– Честно говоря, в этом есть какая-то драма. Считай, я ДиКаприо без Оскара. Правда, у него Оскар появился, а я чемпионом так и не стал.

Так получалось, что моя команда всегда была близка к чемпионству – мы никогда не опускались ниже третьего места и, наверное, раза четыре играли так называемые «финальные» матчи. Но ни разу не выиграли. Не знаю, к сожалению или к счастью.

BKY5w97xjd0– Как ты относишься к идее сборной выпускников?

– Это классно с точки зрения преемственности поколений. Футбол на журфаке – это традиция и душевность. То, что надо прочувствовать. Мелкозеров, Мордасевич, Жоль, Щирый, да тот же Гучек, который сейчас комментатор на Матч ТВ. Кстати, он на кубке в Москве проводил жеребьевку. Я был удивлен, что он меня вспомнил, потому что он уходил с журфака, а я только пришел.

Да, играем мы плохо, но делаем это душевно и искренне. С одной стороны, выпускники – это круто, но нынешний уровень турнира…  Если ты приглашаешь хотя бы одного выпускника, то команда становится на голову сильнее, потому что даже сейчас Мелкозеров, Мордасевич, Жоль, тот же Ярмош на голову сильнее тех, кто играет на чемпионате журфака. Может, стоит проводить выставочные матчи, собирать туда людей, чтобы эти традиции не терялись. Приходили девочки, болели переживали… Кстати, привет Анжелике Пушновой (смеется). Ну, это шутка, конечно. Но хочется журфаковской движухи. В этом плане для меня показателен пример Москвы. Люди, которые комментировали матчи кубка «За дружбу журфаков»,  давно закончили МГУ. Это такие своеобразные «хранители традиций». В своих комментариях, в своих репортажах они говорят: «Вот, миллион лет назад мы играли с этим соперником, тогда было то-то-то». Очень здорово смотрится. Мне кажется, у нас бы Никита Киселев смог сгодится на эту роль. Не хочется, чтобы журфаковский футбол умирал, потому что есть сейчас нездоровые симптомы… Но  все будет хорошо.

– В этом году на журфак пришел сильный первый курс. Как ты думаешь, какое их ждет будущее? Повторят ли они судьбу твоего курса, или все-таки смогут когда-нибудь стать чемпионами?

– Когда уйдет Костюкевич – тогда может быть. Пусть ребята не обижаются, но нынешнему первому курсу не хватает, может, человека, пару человек, которые зададут характер. По меркам нынешнего чемпионата журфака они ходят среди фаворитов. Я был уверен, что на этом Кубке они навяжут борьбу третьему курсу. Но этого не случилось. Нет у них человека, который подбежал бы, как я, к судье, начал бы спрашивать, что он творит. Это показывает, что человеку не все равно. В такие моменты команда чувствует, что может еще бороться.

Ребята с потухшими глазами. У них нет лидера. Леня Ребковец мог бы взять на себя ему эту роль, но ему не хватает то ли опыта, то ли смелости, то ли еще чего-то. Если это придет, ребята будут биться, катиться, стелиться, вырывать этот мяч – это будет круто. Но пока такого нет. И я не думаю, что в ближайший год они что-нибудь выиграют. Потому что Костюкевич, Пониматко не упустят своего. На том уровне, на том желании. Особенно у Пониматко эта уверенность проявилась на чемпионате журфака. Так что вряд ли на своем курсе они смогут что-нибудь сделать. А потом, может, опыт из чемпионата БГУ придет, харизма появится. Со временем, мне кажется, все будет.

 

«Душевная паралимпиада с элементами секонд-хенда»

– Возможно ли в ближайшей перспективе сборной журфака стать чемпионом БГУ?

SCwY3da8uc8– На самом деле, нет. Вообще. Если мы выйдем из группы – это будет прорыв тысячелетия. Мы словно сборная Беларуси. Мы когда-то с Серегой Мордасевичем это обсуждали. Сборная нашей страны ни разу не попадала на топ-турнир, но каждый раз перед началом нового отборочного цикла появляется воодушевление, что сейчас в этом году мы прямо точно попадем. Так получается, что каждый год мы хотим что-то сделать, но чего-то не хватает. И у сборной Беларуси сейчас нет ребят, которые играют на высоком уровне. А раньше были Тумилович, Белькевич, Хацкевич, хотя все равно сделать ничего не получалось – результат был плохой.

Все научились играть в футбол, а у нас сохранилась душевность. Нас любят, мы раскручиваемся, но с точки зрения футбольных результатов, к сожалению, у нас пока не очень получается. Я связываю это с тем, что у многих ребят нет школы, понятий. Посмотришь на другие команды – там придерживают, отдают, открываются. Пока мы играем за счет желания и страсти. Не получается. Но я очень надеюсь, что когда-нибудь получится.

– Нынешней журфаковской форме уже семь лет, в свое время ее за свои деньги сделал Никита Мелкозеров. Были мысли, может, скинуться и сменить экипировку?

– Мысли были, но это как-то все уходило. Нынешняя экипировка – легендарная. Наверное, уже нужно что-то менять. Но мне приятно играть под номером Мелкозерова. Для меня это некое таинство – от поколения к поколению как-то все происходит. Правда, футболки растаскивают, у нас всего 9 штук осталось. Каждая последующая – уже будет беда. Но пусть решают ребята, которые будут играть после нас. Мне посчастливилось доиграть в той легендарной футболке семилетней давности.

Были мысли, особенно у Паши Остроуха, но как-то особо отклика не вызывало, потому что неизвестно, что потом делать с этой формой: забирать себе, потому что они скидывались, оставлять журфаку… Вопросов много. Наверное, поэтому мы пока это не решили – и это плохо.

– Ты думал над тем, кто может стать новым капитаном сборной после твоего ухода?

– У нас никогда не было такого, что, мол, вот тот будет капитаном – и все. Капитанская повязка – она сама по себе, как палочка в Гарри Поттере, которую не ты выбираешь, а она тебя выбирает. Поэтому ребята пусть сами решают. Если интересно мое мнение, то капитаном должен стать человек, который реально будет гореть этим, у которого будет какое-то представление, понятие о том, чего он хочет в сборной и как двигаться дальше. При условии, чтобы этого человека уважали. По всем параметрам этому званию подходит Денис Костюкевич, но у Дени большая занятость в «Столице», поэтому я не знаю, будет ли у него время совмещать это все.

– Ты провел больше 40 матчей за сборную факультета, выиграл со сборной своего курса два Кубка журфака. Чем для тебя за пять лет стал журфаковский футбол?

– Очень душевная паралимпиада с элементами секонд-хэнда.

Мы пришли на журфак и чувствовали преемственность традиций. Раньше попасть в состав сборной было чем-то очень крутым. Была конкуренция. Когда я пришел на журфак, в абсолют ставился футбол. А сейчас – около футбольная движуха. Какие-то печеньки, соцсеточки – это круто, конечно. Но моя мечта, чтобы футбол на журфаке стал смесью того, что было тогда, и того, что есть сейчас. Если бы их объединить воедино – это была бы реальная конфета. Крутая движуха с классным уровнем футбола.

yjqUiY9gQIYНо для меня журфаковский футбол – это душевность. Мне комфортно в этой тусовке. Она искренняя. Люди любят футбол и получают от этого удовольствие. Иногда выигрывают. Так что для меня вся эта движуха – это самые яркие эмоции, связанные с учебой на журфаке. Мы говорили об этом, но у нас в БГУ многое делается не благодаря, а вопреки. Вопреки появляется этот журфаковский футбол, часто приходится выгрызать время, чтобы в субботу поиграть. Все боятся почему-то. Все тот же пример с Москвой – там ребята все организовывают. Сами организовали этот чемпионат «За дружбу журфаков». У них есть открытый чемпионат МГУ по мини-футболу. Они играют целый год, там есть шесть дивизионов, много команд, что-то около 120. На каждом факультете есть своя команда, можно брать три выпускника, три легионера. Сам масштаб очень крутой. У нас со скрипом проводятся даже факультетские чемпионаты. Это немного грустно. Но когда-нибудь все будет хорошо.

Оставить свой комментарий

Вы должны авторизоваться чтобы оставить комментарий.

Студент онлайн © 2017 Все права защищены

Неофициальный сайт студентов Института журналистики БГУ