«Танцы дают мне жизнь…»

Екатерина Волкова

Факультет журналистики

Что вы знаете о танце? Некоторые люди скажут, что это вид искусства. Некоторые – что это спорт. Но давайте копнём немного глубже, ведь о танце впервые упоминается в 3300 году до н.э. А насколько давно человек занимается этим искусством. Наши предки использовали танец в религиозных обрядах. Также он был одним из способов передачи информации ещё до появления письменности. А древнегреческие скульпторы изучали танец с целью изображения человеческих эмоций. Но давайте пойдём еще дальше. А что вы скажете на то, что танец упоминается и в Ветхом завете? Например, царь Давид, который, обнажившись, плясал перед ковчегом. Или упоминание о Силоамских девушках, которые танцевали в хороводе. Но подожди, подождите. О танце мы можем узнать, прочитав историю Индии. Там этот вид творчества уважают и даже имеют культ Шивы – бога танца. А в Древней Греции танец был представлен в образе богини Терпсихоры. Предлагаю вам окунуться в мир танцора Дианы Пилат, которая уже смогла зарекомендовать себя как профессионал.

– Как ты открыла для себя мир танца?

– Когда мне было три с половиной года, я пошла на гимнастику во Дворец железнодорожников. В соседнем зале девочки танцевали. Пока все в моей группе выполняли упражнения, которые нам давал преподаватель, я с восхищением смотрела на этих малышек и бессознательно повторяла з ними движения. Какое-то время занималась самостоятельно: танцевала дома под музыку, повторяла движения за персонажами мультиков. И вот, спустя два года таких «любительских» тренировок, я пошла на моё первое занятие в танцевальную школу.

– А что больше всего впечатлило в увиденном: музыка, движения?

– Мне нравилась не музыка, а то, что в гимнастике ты все делаешь через силу, через боль. Ты не можешь ни улыбнуться, ни отвлечься, так как сконцентрирован на выполнение упражнения. А те девочки постоянно смеялись, веселились, у них были какие-то игры­ – все то, чего не было у меня. У них была свобода воли: они могли побеситься, побегать, попрыгать. А мне так этого хотелось.

– А где ты занималась после Дворца железнодорожников?

– Потом я пошла в школу,  которая называлась «Encanto», и с эстрадных танцев меня перенесло на восточные. Но в том клубе я занималась недолго. Затем узнала, что в моей школе есть кружок, куда, оказывается, ходили все мои одноклассницы, но и там надолго не задержалась. Затем какой-то период времени я никуда не ходила – просто дома дрыгалась под музыку. Но потом к нам в школу пришёл Андрей Михайлович Холейко. Он начал раздавать визитки и брошюры новой школы танца, которую открывал. Придя туда, сразу же влюбилась в современные направления, с которыми раньше не была знакома. Именно тогда я влилась в танцевальную субкультуру. Там начала участвовать в конкурсах как городских, так и республиканских. Я тратила очень много времени на тренировки, отдавала все силы на то, чтобы отточить свои навыки. А в итоге, это привело к тому, что стала преподавать. Постепенно начала заменять моего тренера. Тогда заметила такую тенденцию, что взрослым и детям очень нравится, как я преподаю.

– Как ты думаешь, почему людям нравятся твои тренировки?

– Может быть это и харизма, а может, это иной подход к преподаванию. Я старалась быть с учениками наравне, не ставить себя выше их: вела себя как обычный ученик, такой же, как и они. Поэтому, мне кажется, все мы чувствовали что-то общее между нами. Они чувствовали меня, а я чувствовала их. Уверена, это самое главное, что должно быть между учеником и учителем.

– Ты начала преподавать до того, как тебе исполнилось 18 лет?

– Да, это так. Я начала преподавать в 14 лет, ведь на тот момент чувствовала, что уверенно стою на ногах как танцор. И не буду скрывать, что тогда, как и многие девочки, я выглядела старше своего возраста. Это давало мне возможность преподавать в различных студиях, то есть работать. Хоть и не официально. Но мне это очень нравилось.

– Как к твоему увлечению относятся родители?  

– На самом деле, первоначально мои родители негативно отнеслись к моему увлечению. Они считали, что это может помешать учёбе. Но затем, после первой победы на соревнованиях, они мной невероятно сильно гордились. Именно тогда в семье поняли, что танцы – это единственное, чем я хочу заниматься. И сейчас мама, бабушка и сестра поддерживают меня, как только могут.

– Кстати, насчёт учёбы, получается ли успешно совмещать учёбу и хобби?

– Комбинировать учёбу и работу тяжело. Я очень долго ломала себя, свой режим, чтобы танцы не мешали учёбе. На мой взгляд, тренировки не могут быть важнее учёбы, но ни в коем случае учёба не может быть превыше моих увлечений, так как танцы дают мне жизнь. Одно зависит от другого.

– Вот ты закончила обучение в школе и поступила в ГИУСТ. Почему именно этот факультет? Не Институт культуры, например?

На самом деле, это больная тема. Я учусь на специальности «Менеджмент». Основная функция менеджера – это делегирование полномочий. А для тренера это необходимо. Чтобы работа была эффективной, ты должен знать, кто и что должен делать. И только тогда твой коллектив будет работать максимально продуктивно. Это во-первых. Ну, а во-вторых, я не собираюсь работать по своей специальности, как бы это грустно ни звучало. Однако уверенно могу сказать, что все те знания, которые получу в университете, мне понадобятся для будущего дела. Загадывать не хочу, но уже есть планы открыть школу танца. Это моя мечта.

– А что насчёт танцевальной команды? Ты состоишь в каком-нибудь коллективе?

– В танцевальном коллективе «Shadows» я состояла до середины 2017 года. Мы танцевали вместе 5 лет. Специализировались на поппинге и хип-хопе. Успехи были, но очень нестабильные: мы могли год нигде не участвовать, а могли за это же время забрать около 10 разных кубков с соревнований и конкурсов. Но так получилось, что эти люди так же, как и я, были школьниками, и спустя какое-то время у всех появились другие интересы, работа, учеба в университете, поэтому из-за расхождения взглядов, мы перестали существовать как команда, но не как друзья.

– Почему такое необычное название команды?

– Тренера, который создавал нашу команду, привлекало сильное, мощное, энергичное. «Shadows» в переводе с английского языка обозначает “тени”. Все мы знем, что, когда идем по улице в солнечную погоду, тень может нас то обогнать, то стать больше, то стать меньше. Она неуловима. И мы позиционировали себя как неуловимые, мощные, быстрые.

­– Танец дает тебе жизнь, но ведь для любого человека важен конкретный результат, признание других, награды?

– Все началось с победы на тех соревнованиях в «Ритме». На самом деле, то, что я выиграла, не было для меня удивлением. Видела, что у меня получается лучше, чем у некоторых, так как был танцевальный опыт. Медалей, на самом деле, дома много, и дипломов тоже. Однажды я была на подтанцовке у группы «Серебро», у Кати Волковой, у Тео, у Алёны Ланской. Также снималась в рекламе «Суперлото». На самом деле, я часто участвую в различных танцевальных проектах. Прежде всего, это пиар,  который танцору необходим. Если он не чувствует какой-то отдачи от публики, не чувствует, что есть заинтересованные в нём люди, он теряет свою индивидуальность, теряет стремление к танцам. Он гаснет. При этом для меня безумно важно победить не как сольный танцор, не как отдельная личность, а чтобы победил коллектив, который я обучала. Работаю детским хореографом. Когда смотришь на этих малышей, которые танцуют, стараются, оттачивают движения, не возможно не умиляться. Да, дети любят покапризничать и поплакать, но они выходят на сцену – и ты смотришь на них с таким восторгом, с такой зачарованностью, полностью доверяешь им, при этом даже не замечаешь, правильно они делают движения или нет. Ты видишь, как они стараются, как сжимают зубки, потому что им больно делать какие-то движения на полу. Или как они волнуются и ищут глазками своих родителей в зале. Это дорого для меня. Это в моей душе. Мы участвовали в городских, республиканских и международных соревнованиях. Часто занимали первые, вторые места. Как ни странно, но они больше радовались не победам, а конфеткам.

– А кого тебе больше нравится тренировать: маленьких деток или подростков?

– Подростков проще тренировать, так как чем человек младше, тем сложнее с ним работать. Меньше усидчивости, меньше осознания того, что от него требуют и что он должен делать. Но отдачи ты чувствуешь гораздо больше. Это люди, которые не могут обмануть. Ты сразу видишь, что нравится им, а что нет. Подростков обучать проще, так как они знают, что им нужно и зачем они ходят на занятия. Но при этом с ними чаще тяжело эмоционально, так как они показывают своё недовольство. В общем, счастье, восторг я чувствую, когда занимаюсь с маленькими детьми. Я понимаю, что нужна им. А от этого возникает осознание того, что всё делаю правильно. Сначала они скучают по маме и папе, но проходит неделя, может, месяц или полгода, ты заходишь в зал, а на тебя бежит гурьба малышей, которые кричат твое имя, обнимают тебя. Именно в такие минуты понимаешь, что живешь не зря.

– Что тебе больше нравится: быть учеником или учителем?

– Преподавать сложнее. Ты отдаешь своим ученикам всю себя. Это выматывает как эмоционально, так и физически. Когда я танцую сама, я чувствую полное освобождение от всего. Проблемы, переживания отходят на задний план, как только я начинаю танцевать. И я могу делать это и без музыки. Когда ты живёшь танцем, постепенно начинаешь чувствовать внутренний ритм, слышать музыку внутри себя. И ничего больше не нужно­ – закрываешь глаза и начинаешь двигаться.

– А если рассматривать твоё увлечение с материальной стороны. Сколько примерно ты тратишь на тренировки?

– Всегда занятие танцами – это не дешёвое удовольствие. Особенно, если люди хотят заниматься этим профессионально. В среднем, одно занятие стоит в промежутке от 10р до 20р. Но это не всё. Танцоры тратят очень много денег на одежду: это кроссовки, которые постоянно стираются, это спортивное белье. Тебе нужна одежда, чтобы хоть в чем-нибудь танцевать. Но нам хочется быть в тренде, покупать одежду известных спортивных брендов, которая тоже стоит немалые деньги. Но и это не сравниться с мастер-классами. Я могу за два дня отдать столько, сколько плачу за полгода обучения. И это того стоит. Ты там сам за себя. Тебя никто не будет исправлять, делать замечания. Просто танцуешь и стремишься впитать в себя всё, что говорят тренер. Это саморазвитие. Для меня не важно, отдам я 70 рублей или 70 евро. За качественный «прокач» (как бы я сказала), за качественные тренировки могу заплатить сколько угодно денег. И обычно так и бывает: всё, что я зарабатываю, отдаю за тренировки.

– Как ты думаешь, чем бы ты занималась, если не танцами?

– Я думаю, это был бы спорт. Я всегда была очень активной, мне нужно как можно больше движений. Движение – это жизнь всё-таки, и без этого никуда.

– А если бы тебе сказали, что ты не можешь заниматься танцами?

– Я бы всё равно занималась. Мне неоднократно это говорили. Я не хочу подавать плохой пример, но, несмотря на советы врачей, не бросила это увлечение. У меня есть проблемы со здоровьем, но я пошла против системы, против родителей, против врачей. Я выбрала танцы, и сейчас всё хорошо. Хочу сказать, что танцы – это очень травмоопасный спорт. И да, это спорт. Ни в коем случае не нужно говорить обратное. Танцы – это жёсткий спорт, после которого ты приходишь домой и понимаешь, что у тебя болят пальцы, счёсаны колени, ты весь в синяках, у тебя мозоли на ногах, из-за того, что ты танцевал несколько часов подряд.

– В каких танцевальных направлениях ты себя попробовала?

– Очень во многих. Это и эстрадные танцы, и восточные, и дэнсхолл, и джаз фанк, и хип-хоп, и вог, и электродэнс, и крамп, и поппинг, и стрип пластика, и локинг, и танго, и почато,– в общем, все виды танца, кроме степа.  У меня очень быстро менялись предпочтения,  я долгое время не могла понять, что мне нравится. В итоге, остановилась на современных направлениях. Сейчас для меня предпочтительны джаз фанк, хип-хоп и вог.

– У тебя огромный опыт за плечами, но смогла ли ты справиться с волнением выступления перед большой публикой?

– Каждый раз, когда выхожу на сцену, я волнуюсь. Думаю, так у всех творческих людей. Но волнение проходит после первой секунду, проведенной на сцене, потому что когда я танцую, забываю обо всем. Я как будто нахожусь в другом мире, который наполнен творчеством.

– Существует выражение: талантливый человек талантлив во всем. Кроме танцев, ты увлекаешься ещё каким-нибудь творчеством?

– Я очень часто обращала внимание на то, что это высказывание является правильным. Я увлекаюсь рисованием. Несколько раз отправляла свои рисунка на различные конкурсы. Так же увлекаюсь фотографией. Люблю выступать в роли как фотографа, так и модели.

– Кто твой кумир в мире танца?

– Когда мне задают этот вопрос, люди думают, что я скажу имя какого-нибудь иностранного танцора. Но для меня кумиром является наш соотечественник Денис Сычик. Он показал мне, что нет предела для саморазвития, что человек может добиться всего, главное не переставать верить в себя. Я восхищаюсь им и тем, что он делает.

– Художники говорят, кто каждый может научиться рисовать. Но каждый ли может танцевать?

– Да. Безусловно. На дискотеках я часто слышу фразу: «Я не умею танцевать». Это ерунда, так как все люди умеют танцевать. Элементарное движение – это уже танец. Никогда не поздно начать танцевать, и не важно, сколько тебе лет, какого ты пола, какая у тебя внешность. Все равно. Для меня танцоры – это бесполые существа. Это сверхлюди.

– Что ты можешь сказать о развитии танца в нашей стране?

– Я могу сказать, что горжусь нашей страной в этом плане. У наших танцоров очень высокий профессиональный уровень. И это не только моё мнение. Многие известные танцоры, которые приезжали к нам из других стран, отмечали это. В Беларуси у человек есть очень много возможностей для того, чтобы танцевать. И это не только различные школы. Улица. У нас не исчезли уличные танцы. Это является достижением нашей страны.

– Чтобы ты сказала начинающим танцорам?

– Во-первых, никогда не переоценивайте себя. Не думайте, что вы лучше кого-то, что вы можете больше, чем другие. Во-вторых, готовьтесь к тому, что соперников в мире танца очень много. И всегда были, есть и будут люди, которые лучше вас. Именно к ним нужно стремиться. Они дают тебе стимул развиваться и становится лучше.

Танец – это магия, которая околдовывает людей, заставляет их забыться и отдаться музыке и ритму. Так было всегда: и тогда, в далёкой древности, и сейчас, в наши дни. Люди восхищаются способностью танцоров говорить без слов, заставлять чувствовать других при помощи движений. Поговорив с Дианой Пилат, я влюбилась в это искусство. А вы?

Оставить свой комментарий

Вы должны авторизоваться чтобы оставить комментарий.

Studlive.by © 2018 Все права защищены

Неофициальный сайт студентов Института журналистики БГУ

Хостинг предоставлен компанией hoster.by