Никакой показухи

Марина Зябкова

Институт журналистики БГУ

Историк с самого начала урока светился, как начищенный чайник, и домашнее задание не спрашивал. Его обычно злобное лицо озарилось широкой улыбкой, и на шестой минуте нашего нервного ожидания он начал свою речь.

—       Милые детишки, завтра у нас в школе будет проверка из РОНО. По какой-то нелепой случайности в вашем классе назначен открытый урок истории, — историк плотоядно улыбнулся ещё раз. — По этому уроку будут судить о работе школы в целом, и так далее и тому подобное. Но давайте сразу договоримся: никакой показухи, проведём самый обычный урок.

Как обычно, он начнётся с проверки домашнего задания. Его тема — «Образование рабочей партии во Франции». Как обычно, вы все поднимете руки. Но, к великому моему сожалению, всех желающих спросить я не смогу. Вызову только одного… скажем, Педалькина Степана. После того, как он чётко изложит первый пункт шестнадцатого параграфа, я поинтересуюсь, нет ли у кого добавлений. И вы снова все поднимете руки. Но предоставлю слово только двум — Фёдорову и Огурцовой. Они добавят то, что «сочтут нужным».

Историк оставил на столе перед означенными особами листочки с текстом, который они сочтут нужным добавить.

–     Потом я спрошу, что вы знаете о Жане Жоресе, и Флягина Анна захочет нам поведать о нём, причём не только то, что написано в учебнике, но и дополнительный материал. Из-за спины преподавателя в ту же секунду перекочевала небольшая книжка с закладкой.

— Затем, поблагодарив Анну за содержательный ответ, я попрошу доложить о том, как проходила классовая борьба во Франции в начале двадцатого века. Заранее прошу прощения, что не смогу удовлетворить всех желающих отвечать, а вызову только Муликова Алексея, который обстоятельственно изложит третий пункт шестнадцатого параграфа. Но едва он закончит, как тотчас же Петрович Татьяна попросит слово. Ну разве ей откажешь?! Тем более что она захочет привести отрывок из речи писателя Анатоля Франса, что помещена на странице восемьдесят восемь вашего учебника.

Историк перевёл дыхание и продолжил.

—  Последний вопрос — о поползновениях оппортунизма — большой, поэтому Романову Виталию придётся только начать его изложение, заканчивать его будет кто-нибудь другой. Значит, после слов «энергичные солдаты семнадцатого полка…» я прерву Виталия, а о том, что совершили эти самые энергичные солдаты, поведает Игорь Пономарев. Во-о-от… А в конце урока спрошу о том, какие важные события происходят в мире сейчас. Газеты вы читаете регулярно… Вот именно поэтому все поднимете руки. Остаётся только пожалеть о том, что всем времени не хватит, чтобы высказаться. А поэтому рассказать о взволновавших их событиях успеют только Шпагина, Королёв и Шутова.

Перед названной троицей тотчас появились газеты с обведёнными сообщениями о «взволновавших их событиях».

—  Короче говоря, — подытожил историк, — как вы сами только что поняли, это будет самый обычный урок, никакой показухи.



1 комментарий к записиОтправить свой
  1. Самый обычный открытый урок 🙂 Только немного затянувшийся.
    Обстоятельственно или обстоятельно?

Оставить свой комментарий

Вы должны авторизоваться чтобы оставить комментарий.

Studlive.by © 2018 Все права защищены

Неофициальный сайт студентов Института журналистики БГУ

Хостинг предоставлен компанией hoster.by