В Минске началась неделя японского кино

Анастасия Бобровская

Институт журналистики БГУ

Дни японского кино открыла трагическая картина Нао Куботы «Родная земля», посвященная пятилетию Великого восточно-японского землетрясения и аварии на атомной электростанции 11 марта 2011 года. В фильме показаны истории людей, переживших эту страшную катастрофу и потерявших все самое дорогое, что у них было.

На открытии первое слово было предоставлено послу Японии в Республике Беларусь Сигэхиро Мимори. Посол выразил глубокую благодарность нашей стране за то, что мы поддерживаем друг друга и развиваем отношения дальше, также Сигэхиро Мимори подчеркнул, что вместе наши две страны могут построить безопасное будущее, а самое главное – должны сделать все возможное, чтобы не допустить повторения японской трагедии и ошибки, произошедшей на ЧАЭС 30 лет назад.

3

Драма, боль, утрата близких… У Японии много общего с Беларусью, ведь последствия до сих пор отражаются на жизнях многих людей как в нашей стране, так и в Японии.

Перед зрителями выступил камерный хор «Полифония», один из лучших в Беларуси, постоянно гастролирующий по миру. В 2014 году хор был на гастролях в Японии. Также в списке стран, где уже побывали музыканты, есть Ирландия, Чехия, Италия и многие другие. Дирижировал хором Павел Шепель. А капелла, которую исполнили артисты, была наполнена печалью и грустью. Второй композицией, прозвучавшей под аккомпанемент фортепиано, стал реквием, посвященный цунами на Филиппинах.

4

В фильме жизнь людей меняется не в лучшую сторону, потому что, уезжая из родной земли, они теряют и дом, и рисовые поля, и горы, и море, и скот, так как теперь все это не пригодно для жизни. Семьями они переезжают в другие города, где их селят в маленькие коробки, существование в которых становится невыносимым мучением.

2

Не все способны смириться с такой участью. Так, главный герой Дзиро возвращается спустя много лет в родные края. Но здесь он находит, что дом пуст, и город обезлюдел, и поля заросли сорной травой. Он одинок, но это одиночество его спасает, возможно, именно его он искал столько лет.

Старший сводный брат Дзиро, Соити, живет вместе с женой, мачехой и дочерью Нахо во временном жилище, которое настолько мало и тесно, что жизнь в нем становится настоящей пыткой, приносящей только страдания и муки. Жена вынуждена торговать собой, чтобы заработать хоть какие-то деньги.

Но режиссер смог показать, что катастрофа не убила в героях человеческую доброту, сопереживание, любовь, бережное отношение к своей земле, пусть и зараженной и небезопасной для жизни.

Смертью веет с первых кадров: вот парень с лопатой капает яму, сцена длится довольно долго. Через пару минут он тащит мертвое животное, закапывает его и оставляет записку: «Юмэко, родилась 8 марта 2011 года».

Действие происходит в префектуре Фукусима, запретной для людей зоне. На протяжении этой сцены звучит мелодия, пронизанная трагедией и смертельной тоской. Во что превратился их «Остров счастья» (так переводится название города)? Всем пришлось покинуть его, ведь жизнь в родных землях стала незаконной и запрещенной.

Еще в школе Дзиро отличался остроумием и превосходными способностями к учебе. Однажды друг спросил его: «Как спасти окружающий мир?», на что мальчик ответил: «Люди должны исчезнуть». И его слова сбылись.

Люди загрязнили почву, убили коров, рис никуда не годится, и разве это не преступление?

Главный герой работал в Токио на фабрике по изготовлению салатов, где в каждый контейнер нужно было класть на листья салата 15 кукурузинок. Он признается, что в 4 утра хотелось сдохнуть. Вернулся сюда через 20 лет, потому что тут уже никого нет. А тогда давно он поклялся не возвращаться, как бы ему ни было тяжело. Он ненавидел жизнь дома: мама много работала, чтобы не беспокоить отца, но рисовые поля, горы, коровы звали домой, туда, где люди жить не могут.

В фильме можно проследить и еще за одной судьбой. Это бывший фермер Нобутаки, который погиб в Токио. Ему было жалко покинуть свою землю, он не смог этого сделать, поэтому и покончил жизнь самоубийством, так и не довезя зараженную землю, которую грузил вместе с Дзиро. Это тупик.

Дзиро просит старшего брата позволить ему забрать маму с собой, ведь это лучше, чем умереть одной. Он повинуется и понимает, что тот все равно сбежит в родной дом, и его остановить невозможно. Вслед он кричит ему: «Ты болван! Большой болван».

А Дзиро улыбается ему в ответ, потому что знает: брат рано или поздно все поймет. Сын несет маму на плечах через лесную чащу на родную землю, пусть и не пригодную для жизни, и в этот момент играет грустная мелодия – скрипка плачет, а фортепиано добавляет трагичности и беспокойства, ведь куда приведет эта дорога, неизвестно. Семью может ждать как покой и умиротворение, так и скорая смерть.

Мать и сын сажают рис в воду. Так хочется узнать, о чем они думают, попытаться понять их. Зелень вокруг символизирует жизнь и надежду, что это не конец. На дороге появляются полицейские. Парень помладше спрашивает, что же делать, в ответ он слышит от улыбающегося мужчины постарше: «Ничего». Он понял, в чем заключается счастливая жизнь для этой семьи, и что покинуть свой дом они уже не смогут никогда. Полиция уходит, так ничего и не сделав.

Последние кадры дают надежду, что сейчас мать и сын, наконец, обрели покой, и они счастливы: на веревках висит постиранная одежда, на крыльце мы видим две пары резиновых сапог, в которых они сажали рис, на столе – две кружки.

Жизнь продолжается.

Оставить свой комментарий

Вы должны авторизоваться чтобы оставить комментарий.

Studlive.by © 2018 Все права защищены

Неофициальный сайт студентов Института журналистики БГУ

Хостинг предоставлен компанией hoster.by