Litesound: о хитах, скандалах и маленьких секретах в большом интервью

Ульяна Тимохова

Институт журналистики БГУ

В тёплой и уютной студии ребята заканчивают бурное обсуждение со своим отцом и по совместительству музыкальным руководителем – Юрием Дмитриевичем Карякиным. Пока мы ждём их и отогреваемся. После обсуждения ребята, улыбаясь, присоединяются к нам. Закончив смеяться и шутить, мы приступаем к тому, зачем пришли:

– Кем вы хотели стать в детстве?

Вова: Я очень хотел стать лесником! У меня был такой период в жизни, когда мне казалось, что единение с природой, вход в медитацию и общение с пнями и деревьями – это очень интересно (смеётся). Позже я занялся режиссурой. Я, конечно, не знал в детстве, что это так называется, но делал в Power Pоint «передачи» о компьютерных играх из скриншотов из них. В этих «передачах» были герои, которые рассказывали про игры. Потом я увлекся программированием и долго им занимался, даже работал в области flash-технологий: делал баннеры, сайты и прочее.

А в семь лет посмотрел фильм «Назад в будущее» – там главный герой играл на гитаре. И я подумал «Уау!!!». Вот с тех пор я стал грезить гитарой и рок-н-роллом.

Владимир и Дмитрий Карякины

Владимир и Дмитрий Карякины

– А ты тоже спал с гитарой, как герой фильма?

Вова: Нет, не спал с гитарой. Я грезил рок-н-роллом, но, так как я был очень сообразительным маленьким мальчиком, я подумал, что это всё несерьёзно. Лучше будет, если я займусь математикой, например, наукой или тому подобным, ведь мой папа учёный.

Дима: Ничего себе, какой ты умный!

Вова: Да на самом деле! Тем более папа — пример для подражания, почему бы и нет? Но потом Дима начал заниматься музыкой, а это завлекает. Невозможно жить в одном доме с человеком, который занимается музыкой, а самому быть равнодушным к этому. Особенно когда понимаешь всю эту сладость рок-н-ролла, когда твой брат сидит и играет на скамейке, и ты видишь влюбленные глаза девушек. И тогда я понял, что музыка – это клёво.

Дима: Я лет в одиннадцать-двенадцать посмотрел художественный фильм про Beatles. Они там такие крутые, в кожаных куртках, все девчонки по ним с ума сходят. Конечно же, я не мог отказаться от идеи играть на гитаре. Я помню, как мы с другом ни на чём играть не умели, к музыке не имели никакого отношения, но где-то в пятом классе было такое: возвращаемся мы домой, и обсуждаем, что он купит гитару, я синтезатор и мы будем вместе играть, как будто крутые (смеётся). А до этого я хотел быть писателем или художником, очень много занимался подобным творчеством: рассказы писал, занимался рисованием. В восемь лет я нарисовал большую картину и занял третье место на конкурсе в Минске.

– Когда было ваше первое выступление?

Дима: Первые наши выступления были дома. Устраивали домашние концерты, мучили всех родственников (улыбается). Ставили в коридоре стулья, даже занавес у нас вроде был, да?

Вова: Да! У нас даже сцена была.

Дима: И пели мы песни, какие могли.

– Какие песни пели?

Дима: Про кукушку помню.

Вова: Я тоже про кукушку вспомнил. Пели вместе.

Дима: А Вова ещё и танцевал. Я помню, он смешной такой, невысокого роста, клёвый, стоит рядом, отрывается на всю… (смеётся). Вот так. Это потом уже пошёл рок-н-ролл…

– У каждого в детстве были свои кумиры: какими были ваши?

Дима: Из поп-музыки это Мирей Матьё, ABBA, The Beatles. Именно отсюда пошло моё увлечение музыкой, моё желание играть и быть на кого-то похожим. Это было лет в десять-одиннадцать. Чуть позже, годам к тринадцати, я слушал «Нирвану» и «Металлику», ударился в хард-рок и металл.

– Каждую группу во время подъёма её карьеры сравнивают с кем-то. Вас сначала сравнивали с группой Fall Out Boy. Как вы к этому относитесь?

Дима: Fall Out Boy? Это здорово. Они мне всегда нравились, особенно в начале их карьеры. Сейчас они стали слишком панковые, но вот в самом начале были классные.

Вова: Когда я их в первый раз услышал, мне очень понравилось. Для меня это было так по-новому, свежо. Когда песни у них были не панковские, а более попсовые.

– Вашу песню ‘We Are The Heroes’ некоторые считают плагиатом на песню Келли Кларксон…

Дима: Есть чёткая формулировка понятия «плагиат», но начало песен действительно очень похожее, тут никто не спорит. Независимо от того, кто выпустил песню раньше, мы спорить не будем.

Вова: Нет, сходство есть, но оно получилось естественным путём. Просто сочиняя песни, и мы, и авторы текстов Келли Кларксон шли по одной и той же дорожке, вот и всё. Там просто аккорды похожие и темп. И так не только эти две песни совпадают. С такими аккордовыми последовательностями написаны сотни хитов!

– Вы исполняете свои песни на английском языке. А не хотели бы вы исполнить что-нибудь на белорусском?

Дима: Как раз ‘We Are The Heroes’ мы переводим на белорусский язык. Нам уже много вариантов текста предложили и мы очень рады этому. Это действительно интересно.

– Почему вы решили назваться Litesound?

Вова: А я вам расскажу. Сначала у нас был ларёк, который продавал световое оборудование. Он назывался «Свет, звук». Но мы подумали, что это как-то немодно звучит.

Дима: Да, надо было по-европейски, что ли.

Вова: Именно. Но мы тогда вообще не знали английский и написали как написали.

Дима: Хорошо хоть не написали Laitsound. А слитно получилось, потому что тогда ещё не знали, где пробел на компьютере (смеётся).

– В одном из интервью для белорусского телеканала ты, Дима, сравнил девушку с гитарой. А с какими музыкальными инструментами вы сравниваете себя?

Дима: Баян.

Вова: Первым в голову почему-то пришел тромбон (смеётся).

Владимир Карякин

Владимир Карякин

– Странный выбор… Но давайте вернёмся к ‘We Are The Heroes’: кому пришла идея песни и кого вы подразумевали под героями?

Дима: Музыку писал я, а текст Вова.

Вова: Вообще мы обычно не разделяем, кто что пишет, но произошло чёткое разделение, потому что история получилась интересная. До окончания срока подачи заявок на «Еврофест» – один день, а у нас куча вариантов песен лежит. И эта хорошая, и эта ничего, и эта классная, но нет, нужно нечто такое, что будет просто бомбой! А Дима посидел, подмал, потом говорит, что есть такой-то припев, но только заготовка пока что. И согласился, что это супер, будем пробовать писать. И вот мы отгородились друг от друга в студии: вот я уже пишу стихи на мелодию, а сам Дима доделывает песню. И так всю ночь.

Дима: Ну да, я это всё доделывал, а Вова стихи писал. А потом Вова свалился в кресло, заснул, а я записывал голос. Он спал уже потом на полу под обогревателем, а я всё голос записывал. Конечный срок подачи заявок был в 12 часов, а мы только в половину одиннадцатого отвезли песню туда.

‘We Are The Heroes’ не предполагает тот факт, что мы два таких супер-героя. Здесь самое важное, что герои – это люди, которые верят в свою идею, делают всё, чтобы победить и не сдаются на своём пути к успеху или мечте. И если вы боретесь со злом, то вы тоже герои. Вы можете гимном взять эту песню, мы вам её дарим (смеётся).

– Дружите ли вы с какими-нибудь белорусскими звёздами?

Дима: Наши друзья – это наши, так сказать, протеже – группа Starlights. Всё началось с того, что ребята записали у нас песню: мы с Вовой продюссируем их треки, помогаем придумывать, записывать – вкладываем в них много сил и времени. Это можно назвать дружбой.

Вова: В итоге получается, что дружишь с людьми, с которыми ты пересекаешься по работе.

Дима: Есть звёзды, с которыми мы рады увидеться на мероприятиях и просто на тусовках.

Вова: У нас всегда были хорошие отношения с группой The Champions. Димитр из «Атлантики» тоже наш хороший друг. Случалось даже, что он был нашим менеджером.

С автором интервью, Ульяной Тимоховой

С автором интервью, Ульяной Тимоховой

– А вообще у вас сейчас много друзей?

Вова: Много: 8 тысяч друзей и 15 тысяч подписчиков (смеётся).

– А реальных?

Дима: В первую очередь, наши родители. Реальные друзья – это те, кто искренне поддерживает тебя в любой ситуации. Вся наша жизнь связана с Litesound, даже отдых. Люди, которые в нас верят и всегда готовы быть рядом и помочь, становятся нашими настоящими друзьями. В свой круг мы допускаем очень мало людей, но они преданны, и мы им очень благодарны, отвечая взаимной преданностью.

– Каков на данном этапе состав группы? За всё время вы успели сменить шесть барабанщиков. С чем это связано?

Дима: Я часто скучаю по составу Litesound, который был на «Евровидении» – всё было органичныо. Но потом у каждого из парней, которые с нами были, начался свой путь. Когда группа интернациональная, между участниками пролегает расстояние в 1000 км, у каждого свои амбиции – сложно. Алекс (Колчин – прим. авт.) из Москвы, у него там жена, семья. Для него они важнее гастролей и оваций. Якопо нашёл свою любовь в Беларуси и думает о сольной карьере. Но дело в том, что они были все соратниками, друзьями и заменить их кем-то очень сложно. Поэтому мы остались вдвоём на некоторое время, пока к Litesound не присоединился Андрей Равовой, с которым у нас схожее мировоззрение и музыкальный вкус. Мы чувствуем себя комфортно.

– Расскажите о дуэте с Алексом Колчиным. Как вообще получился этот знаменитый кавер на ‘A Million Voices’ Гагариной?

Дима: Мы с Алексом часто общаемся. Однажды увидели его видеозапись в интернете, где он под гитару пел песню Полины Гагариной. Тут же родилась мысль записать полную версию песни Полины вместе с клипом, чтобы поддержать Гагарину перед её выступлением на «Евровидении». За полгода до этого, в финале шоу «Хочу к Меладзе» я был в команде Полины. Наш клип вызвал бурный интерес у фанатов и СМИ, в том числе российских и западных.

– Дима, Полина была твоим наставником в шоу «Хочу к Меладзе» после Анны Седоковой. Поддерживаете ли вы связь с Анной, Полиной или другими наставниками?

Дима: Не так давно на своём концерте в Минске Аня меня увидела и пригласила на сцену. Мы спели её песню, которую пели на шоу – «Сердце в бинтах». Получилось эффектно. С Полиной после «Евровидения» связь, к сожалению, потерялась. Я понимаю, что человек она очень занятой и не хочу быть навязчивым. Вообще мы чаще общаемся не с наставниками, а с участниками шоу «Хочу к  Меладзе».

– Дима, расскажи нам эту странную историю о твоей избраннице на шоу: той, которая так активно обсуждалась, о запретной любви. Что это было?

Дима: Если я расскажу, будет не интересно. В проекте были очень грамотные режиссёры, шоу был обречено на успех с самого начала. Подобные «внезапно» появившиеся подробности личной жизни – это своеобразный стиль съёмок. Мы сценария не знали, все эти «невероятные истории» и видео, которые их подтверждали, – результат нарезки из сотен часов отснятого материала за всю неделю. Вы же понимаете, что можно много интересного смонтировать если всю неделю непрерывно снимать? Особенно если потом в качестве доказательства предъявить мою отфотошопленную фотку из интернета, на которой я со своим другом из Нигерии, и подать это всё так, как будто у меня есть девушка афробелорусского происхождения.

– В одном интервью, Дима, ты говорил о «философском камне», подразумевая под этим, что у тебя было много отношений, но не было настоящей любви. Что-то изменилось?

Дима: Нет. Думаю, это не изменится, пока я не изменюсь сам. Я не меняюсь, не взрослею. Мне кажется, настоящая любовь – это очень взрослое чувство. Раньше люди в 18 лет уже были, по сути, взрослыми: они уходили из дома, жили сами и т.д., поэтому они взрослели очень быстро. А некоторые на улицах росли. Ребёнку, например, десять, а рассуждает он, как старик. Мне кажется, что в современном обществе цветущего инфантилизма нужно сначала повзрослеть, а потом делать такой выбор. Тем более речь идёт о человеке, с которым ты будешь всю жизнь. Это слишком сложная задача для ребёнка. А я себя считаю ещё ребенком. Меня можно назвать Питером Пеном, и я этого не стесняюсь.

bf4ktugsehk

– Мы плавно перешли к очень серьёзным темам, но мне бы хотелось ещё раз спросить вас о работе. В своих клипах вы работаете с довольно известными девушками, в том числе и белорусскими. Как проходит отбор? На каких условиях?

Вова: У нас кастинги проводятся. Всё серьезно.

Дима: Мы ждём писем, рассматриваем каждую фотографию, если понравилась, то встречаемся и делаем пробную съёмку.

– Среди поклонниц вы тоже проводите кастинг?

Дима: Среди них, кстати, есть очень симпатичные девушки. Но найти героиню клипа очень сложно. Мы тщательно проводим пробы. Встретимся, сделаем видео, потом посмотрим, какая реакция будет у фокус-групп. Бывают девушки очень красивые, но вызывают кучу негатива. Больше всего людям нравятся милые, простые, такие, чтобы каждая, посмотрев, думала «А на её месте могла бы быть и я».

– Бывало, что героини клипов получались из поклонниц?

Дима: В основном девочки-поклонницы попадают на второстепенные роли, но как-то раз получилось, что и на главную роль взяли.

– Совершали ли вы какой-нибудь красивый поступок для девушек?

Вова: Надо покопаться в памяти…

Дима: Если написать песню девушке, считается красивым поступком, то да.

– А какую песню ты написал девушке?

Дима: Пусть это останется маленьким секретом… (Загадочно улыбается.)

– Группа Litesound – вы очень творческие и отзывчивые ребята, спасибо большое за интервью!

Оставить свой комментарий

Вы должны авторизоваться чтобы оставить комментарий.

Студент онлайн © 2017 Все права защищены

Неофициальный сайт студентов Института журналистики БГУ