Он и Она

Дарья Шаблинская

Абитуриентка Института журналистики БГУ

– Доброе утро!

– Доброе.

Она варила кофе и одновременно говорила с мужем.

– С сахаром или молоком?

– С молоком, – сухо ответил тот.

Открыла холодильник, а в дверцах стояла лишь пустая бутылка.

– Прости, но молоко закончилось. Значит с сахаром? – усмехнулась она.

– Да, пожалуй, с сахаром.

Она разлила кофе по чашкам и отпила, будто хотела узнать, что в чашке.

– А знаешь, ничего не изменилось, – продолжила она.

– Почему же не изменилось? Всё не так как прежде.

– Нет, всё так, как прежде. Посмотри на чашку, – он взглянул на неё с недоумением. – Что в ней?

– Чашка как чашка, каждый день из неё пью. В ней кофе.

– Сколько бы мы не изменяли друг другу, мы всё равно приходим друг к другу…

– Да, ты в чём-то права. Мне всё равно с тобой хорошо, а тебе со мной, ведь так? – с надеждой спросил он.

– Так.

Дальше в молчании допили кофе. Она составила чашки в раковину, а он всё также сидел за столом.

– Сегодня ты не ночевал дома. Кто она расскажи? – она продолжила их разговор.

– А разве тебе не всё равно? – с хитрой и уставшей улыбкой сказал он.

– Нет, мне на самом деле интересно. Можно я тебе кое-что расскажу?

– Хорошо, рассказывай.

– Мы постоянно возвращаемся друг к другу. Знаешь почему? – она взглянула на его: удивлён, и продолжила: – Потому, что мы предназначены друг для друга самой Судьбой. Мы предназначены один другому, как эти зёрна предназначены для земли. И это абсолютно не важно: взойдут ли они все или часть просто сгниёт в ней, а важно то, чтобы они соединились. Понимаешь?

– Да, но зачем ты мне всё это рассказываешь? – он смотрел на неё с какой-то надеждой.

– Затем, чтобы ты понял, что мы части одного целого.

– И тебя совсем не раздражает то, что я ночевал непонятно с кем? – удивлённо спросил он.

– Да, я абсолютно спокойна. А знаешь почему? – она поставила чашки на полочку.

– Расскажи, мне очень интересно.

– Для Нас главное – Сейчас, именно Здесь и Сейчас, когда не существует прошлого и будущего, а есть лишь сейчас. А то, что было до Сейчас – тлен, оно вовсе не важно. До Нас ничего нет, как и после Нас. Понимаешь? – она села на стул напротив него.

– Не совсем. Ты говоришь будто, что было в прошлом неважно, значит неважно и то, что мы – муж и жена?

– Нет, я этого не сказала, а сказала лишь то, что неважно с кем мы переспали, мы всё равно вернулись сюда, – она взяла его руку в свои и начала нежно гладить.

– Ты думаешь, что так будет всегда? – он смотрел ей прямо в глаза.

– Да, я в этом уверена. А сейчас мне будет интересно услышать про ту, у кого ты сегодня ночевал. Как её зовут?

– Её – Люся. Она шепелявит, знаешь, мне это показалось даже забавным. – Он сжал её руку, будто боялся отпустить.

– Да, – хмыкнула она, – а я раньше картавила, много лет назад, в детстве.

– Хм… Не знал.

– А как она выглядит?

– Она? Да ничего особенного, серые глаза, прямой нос, волосы вроде русые. Она тоже стесняется своего тела, как ты когда-то, – он улыбнулся и провёл рукой по её нечёсаным волосам.

– Да, ничего особого, – она улыбалась и закрыла глаза от удовольствия.

– А у тебя кто?

– Помнишь, когда ты входил в подъезд, вышел такой рыжий парень?

– Да, он ещё извинился за то, что якобы чуть не сбил меня с ног.

– Вот это он и есть. Милый парниша, принёс мне книгу.

– И какую же?

– Там, на стойке лежит. Я прочла её, когда мне было лет 16-17 – моя подруга её автор, написала и дала мне на критику. Он восхищался смелости главной героини в поступках, ненавидел её отца. Некоторые ситуации она списала из моей жизни.

– Ты спала с ним? – будто умоляя, всматривался в её глаза, которые она опустила.

– Нет, мы просто говорили всю ночь. Мы лежали на нашей постели, но он даже не попытался.

– Он странный. Я бы ни за что не упустил шанса! – отвёл глаза в окно.

– Да, странный, – согласилась она. – Он очень смышлёный и похож на тебя. Ты обиделся?

– Нет, вовсе нет. – Он сжал её руки, не осознавая этого.

– Пошли со мной.

– Куда? – он отпрянул от окна и уставился на неё.

– В душ, смывать грехи.

– Шутишь? Смыть грех водой?

– Да, а что в этом смешного? – бросила она и поджала губки.

– Тогда объясни мне, как грех можно смыть водой?

– Хорошо. Все мы вышли из воды, а выход из неё и есть первородный грех. Вернувшись к воде, мы обновляемся, наши грехи забирает на себя вода. Теперь понятно?

– Теперь – да.

Они отправились в ванную комнату. В то время как он раздевался, она расчесала свои длинные волосы и тоже разделась. Они всегда мылись вместе, и ничто не нарушало их странной традиции.

– А ты не изменилась, ты всё также прекрасна, как и тогда.

– Ты остался таким как я помню, и эту бородку ты тоже отрастил с появлением меня в твоей жизни. Тебе ведь многие говорили сбрить, но ты сохранил её.

Они, оба улыбаясь, встали под душ. Вода стекала с головы по плечам, с плеч по груди и спине, а дальше текла ручейками до самых пят.

– Потри мне спинку, – повернувшись, сказала она.

Он молча взял мочалку и вспенил её. Она нагнулась и отбросила волосы со спины. Левую руку он положил ей на живот, а правой принялся мыть спинку. Она сама остановила его и забрала мочалку, кивнула, и он повернулся спиной. Она мыла спину двумя руками. Ещё полчаса и они вышли из ванной. Вытерли друг друга.

– Пошли в спальню, – наконец нарушила молчание она.

Они молча дошли до неё. На постели, как и вчера, лежало покрывало. Она сорвала его и бросила на пол.

– Мы лежали на нём, – она легла на одеяло.

Он молча стоял, не зная что ему делать.

– Ложись со мной, ты же не спал.

Он лёг, повинуясь ей. Лёг, как раньше: голову положил на её обнажённую грудь.

– Так было всегда, так есть и сейчас.

– Да. Мы уходили, но мы вновь вместе, мы вновь здесь, на этой самой постели.

После слов мужа она сомкнула свои руки у него на груди. Он поглаживал её ноги.

– Знаешь что? – снова заговорила она.

– Что?

– А давай сегодня поедем на дачу к твоей маме, после того, как поспим. Сейчас там хорошо.

– Надо вещи собрать.

– Ты что не заметил сумки в прихожей?

– Та, что в цветочки на голубом фоне?

– Да.

– Так ты уже собрала наши вещи?

– Да, ещё вчера.

– Поехали. Это – то самое время.

– Да, то самое… Помнишь поля?

– Конечно, помню. Помню нас и поля, – зажмурился от удовольствия он.

– Васильки, колокольчики, ромашки и пшеница… А кругом ни души!

– Закат, – уточнил он, будто пробуждая в её памяти что-то очень важное.

– Это был наш первый раз, первый прыжок в небеса, к звёздам.

– Ты сегодня, как тогда, ты столь же прекрасна.

– Обними меня, я хочу согреться.

Он повернулся к ней и нежно обнял её, начал гладить по голове.

– Ты удивительна! – воскликнул он, наконец.

– А ты всё такой же наивный, – захихикала она.

– Правда?! – удивился он.

– Да. Сегодня же всё повторится, как в тот раз?

– Повторится.

– Закат, а за ним луна и ночь. И поля с ромашками, колокольчиками и васильками.

– Да.

– Но прежде надо отдохнуть.

– Ты права, давай поспим. До электрички ещё 5 часов.

Так, обнявшись, они и уснули. А проснувшись, поехали на вокзал, сели на электричку и умчались в прошлое. Они вновь полюбили и обрели друг друга. И вся страсть вспыхнула вновь. А то самое поле помнило и прошлое, и настоящее, и будущее. Ибо всё это предначертано рукой Всевышнего.

Оставить свой комментарий

Вы должны авторизоваться чтобы оставить комментарий.

Studlive.by © 2018 Все права защищены

Неофициальный сайт студентов Института журналистики БГУ

Хостинг предоставлен компанией hoster.by