Мы помним

Алина Вербовская

Недавно я стала свидетельницей такого случая: молодой парень лет семнадцати не уступил женщине неопределённого возраста место в автобусе. Сам юноша выглядел очень измучено: тёмные круги под глазами, бледная кожа, сонный вид. Женщина же напротив сияла, как майская роза, и только тяжёлый пакет с продуктами немного не подходил под это сравнение. Совершенно раздосадованная тем, что какой-то непонятный мальчишка не предоставил ей, уважаемой даме, место, женщина начала наступать на беднягу. «Да ты, наверное, и дедов своих не уважаешь, а они за тебя воевали!» — после этой фразы измученный юноша молча встал и ушёл. Крикливая дама выиграла эту битву.

Почему-то её выражение очень задело меня. Разве можно так говорить человеку, о котором ты совсем ничего не знаешь? Думает ли она, что всё наше поколение забыло о великом подвиге наших прадедов?

Лично я помню своего прадедушку, Вербовского Петра Михайловича. Помню его морщины, складки у губ, его глаза, голубые, как чистое весеннее небо. Когда я была маленькой, то мы с семьёй часто приезжали к нему домой. Дверь, ведущая в его квартиру, ничем не отличалась от всех других, только красная звезда на стене рядом со звонком говорила о том, что тут живёт участник Великой Отечественной Войны.

Пётр Михайлович участвовал в советско-финляндской войне, во время Великой Отечественной был командиром танкового полка. В первые дни войны, когда наши войска отступали, отряд моего прадедушки шёл до г. Слонима, где попал в окружение. Прорываясь из западни, молодой командир получил серьёзное ранение в бедро и из-за этого попал в плен. Долгие четыре года мой прадед работал на шахтах, каменных карьерах, цементном заводе. Скудное питание, изнурительный труд и жестокое отношение немцев к военнопленным — всё это испытал на себе молодой парень. К счастью, мой прадедушка выжил. Его, как и многих других пленников, из немецкого лагеря спасли в 1945 году. Вскоре после этого он вернулся в Беларусь, где его ждала  любимая жена.

О военной истории своей семьи знаю я, но помнят ли об этом мои ровесники?

Евгений Мокриёв, ученик одиннадцатого класса минского лицея №2, рассказал про двоюродного брата своего дедушки, Николая Гойшика.

— Эту историю любил повторять мой дедушка, Иван Гойшик. Когда его двоюродному брату было тринадцать, он со своей семьёй работал в подполье. Мама Ольга Андреевна, отец Василий Демьянович, сестра Нина и маленький Коля — все были связистами в партизанском отряде. В феврале 1943 года немецкие военные арестовали Василия Демьяновича. Гестаповцы долго пытали его, пытаясь добиться от него хоть какой-нибудь информации, но партизан упорно молчал. Ничего не узнав от связиста, фашисты публично расстреляли Василия Гойшика.

Помня о смерти отца, Коля решает во что бы то ни стало отомстить немцам. С этой целью он в апреле 1943 вступает в комсомол и попадает в  диверсионную группу Мити Шмуратко. С этого времени начинаются серьёзные боевые операции юного партизана. Благодаря смелым действиям  Коли, многие немецкие поезда с боевой техникой и живой силой так и не доехали до пункта своего назначения.

— В моей семье часто вспоминают отважного партизана. Мы даже хотим съездить в Ивацевичи, где расположен музей, посвящённый нашему родственнику, — заканчивает историю Евгений Мокриёв.

Из рассказа ещё одной минской одиннадцатиклассницы, Александры Горолевич, я узнаю о том,что её прабабушка, Мария Седакова, прятала в лесу от немцев корову.

— Во время войны корова была единственной кормилицей. Вот и приходилось прабабушке ночью уводить её в лес, чтобы ненароком кто-нибудь из немцев не забрал. Утром буренку спускали в  овраг, о котором мало кто знал. Так и жили.

Бабушку Дмитрия Семащука, ученика минского лицея №2, в лесу нашли партизаны.

— Когда в деревню, где жила моя прабабушка, пришли немцы, всем пришлось срочно бежать оттуда. На руках у молодой женщины было трое детей, и прятаться с ними было очень трудно. Именно поэтому она доверила старших детей своим односельчанам, а сама осталась с самой младшей дочкой Александрой, моей бабушкой, — рассказал мне Дима.

Когда нужно было проверить, нет ли впереди никакой угрозы, женщина оставила маленькую Сашу в лесу. Так получилось, что найти свою дочку она уже не смогла. К счастью, малышку нашли партизаны, и через три дня мать снова увидела своего ребёнка.

—Кто знает, что было бы, если бы тогда мою бабушку не нашли. Возможно, я не рассказывал бы тебе сейчас всё это, — замечает Дима.

Как бы я хотела сейчас найти ту женщину, похожую на розу, и рассказать ей все эти истории. Я бы сказала ей: « Вот, смотрите, мы не забыли, мы всё ещё помним и гордимся». Она бы посмотрела на меня удивлёнными глазами, а потом нашла того сонного парня, который не уступил ей место, и извинилась бы перед ним. Она бы сказала: « Я всё понимаю, ты просто устал». А потом мы бы все вместе улыбнулись и посмотрели на чистое небо. И прошептали: «Мы помним».

Оставить свой комментарий

Вы должны авторизоваться чтобы оставить комментарий.

Studlive.by © 2018 Все права защищены

Неофициальный сайт студентов Института журналистики БГУ

Хостинг предоставлен компанией hoster.by